Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Владимир Коханко. Архивная находка: проект восстановления дома № 29 по улице Большая Жореса



Архивная находка: проект восстановления дома № 29 по улице Большая Жореса[1]

 

В январе 1897 г. мещане Шагал Xацкель Мордухов и его жена Фейга-Ида обратились в городскую управу за разрешением о строительстве деревянного дома в 3-й части г. Витебска. Вскоре после его появления рядом выросли еще два таких же деревянных. А в сентябре 1900 г. на принадлежавшей Шагалам земле хозяева решили построить одноэтажный кирпичный дом с подвалом, о чем подали прошение в городскую управу.

Недавно в Государственном архиве Витебской области нами был выявлен проект послевоенного восстановления того самого кирпичного дома, построенного родителями Марка Шагала на Большой Покровской улице.

Собственный заголовок документа - «Проект восстановления коробки с пристройкой 2 тамбуров г-н Д.В. Шевход и М.М. Мейтин по Б. Жореса № 29».[2] На листе размером 55 х 35 см нанесены планы земельного участка и дома по адресу ул. Большая Жореса, 29, а также чертеж центрального фасада дома и его поперечный разрез. Все чертежи выполнены с указанием размеров (план - в масштабе 1:500). К разрезу сделаны пояснения о материалах, использовавшихся для перекрытия и кровли дома. На левом поле документа черной тушью приведена экспликация к плану земельного участка, а по центру документа тем же способом вписано примечание следующего содержания: «1. Лес должен быть не ниже 2-го сорта. 2. Употребляемая древесина должна быть с влажностью не более 18%. 3. Разделка от дыма до дерев. конструкции должна быть не менее 39 см. 4. Проектом предусмотрены половые решетки 10Í10 см. 5. Отопление печное. 6. Вентиляция через форточки в окнах. Общая площадь жилая = 57,96; нежилая=81,62; строит. куб.=438.62».

В правом нижнем углу имеются сведения об авторе проекта, дописанные также черной тушью: «Проектировала: техник, [далее подпись - автограф], удост. № 25, прож. г. Витебск, 2-я Гуторовская, 10, кв. 7». Поскольку подпись в документе не расшифрована, фамилию автора проекта назвать пока сложно, но в дальнейшем мы попытаемся это сделать.

К сожалению, документ не датирован, однако на основании пометы о согласовании проекта с главным архитектором г. Витебска, размещенной вверху по центру документа и заверенной печатью и подписью главного архитектора, с уверенностью можно утверждать, что он был составлен не позднее 29 октября 1945 г. Дополним, что на обороте документа имеется еще одна помета, сделанная красной тушью и датированная 24 сентября 1946 г. следующего содержания: «Зарегистриров. за ГЖУ под № 2205 в Вит. горкомхозе, арендаторы - Шевход Д.В. и Мейтин М.М.». Здесь, вероятно, речь идет о регистрации уже восстановленного дома.

 

 Проект восстановления бывшего дома Шагалов на улице Большая Жореса (бывш. Покровская), 29. Из фондов ГАВО.

 

В качестве общего комментария к данному документу отметим достаточно важную, на наш взгляд, информацию о размерах, об общей и полезной площади здания, а также о строительной технологии, применявшейся при восстановлении дома.

На первый взгляд проект не имеет непосредственного отношения ни к самому Марку Шагалу, ни к его родственникам или потомкам, поскольку в 1929 г. все четыре дома, принадлежавшие наследникам Шагала, были муниципализированы, и с 1930-х гг. в них проживали семьи, никакого отношения к Шагалам не имеющие. К тому же, согласно обнаруженному нами документу, в 1945-1946 гг. дом подвергся коренной перепланировке, продиктованной необходимостью расселения двух семей. На это указывает ряд очевидных фактов: на плане дома имеется глухая перегородка, делящая дом пополам, два тамбура, имеющие входные двери, а главное - в заголовке документа указаны два владельца дома: Д.В. Шевход и М.М. Мейтин.

Еще в 1992 г. в газете «Витебский рабочий» была опубликована статья историка и краеведа М.С. Рывкина под названием «Бацькоўскі дом Шагала» с описанием довоенной планировки дома, составленного, очевидно, по воспоминаниям тех, кто проживал в нем до 1941 г.[3] Во время войны, по сведениям М.С. Рывкина, «дом сгорел, остались от него только стены». К слову, эта статья на сегодняшний день является, пожалуй, наиболее полным источником по истории дома родителей Марка Шагала.

Сопоставление обнаруженного нами документа с указанным выше описанием также позволяет подтвердить вывод об утрате первоначальной планировки после перестройки дома в 1946 г. Однако это ни в коей мере не снижает значимость рассматриваемого нами документа. Поскольку подлинных экспонатов, принадлежавших семье Шагалов, в Витебске не так уж много, сам дом, возведенный по прошению Хацкеля Шагала, и вся история его, несомненно, представляют самостоятельный интерес. Тем более, что в нем сегодня размещается Дом-музей Марка Шагала. Учитывая то, что до настоящего времени так и не удалось обнаружить план дома, возведенного на рубеже XIX-ХХ вв., рассматриваемый нами документ следует считать единственным на сегодняшний день архивным планом родительского дома Шагала, пусть и со значительной перепланировкой. Именно этот документ дает возможность судить о точных размерах коробки дома (9 м×8,4 м), а эта информация уже имеет непосредственное отношение к истории семьи Шагалов и позволит проверить соответствие реконструированного в начале 1990-х гг. дома его первоначальным размерам.

В цитируемой нами статье М.С. Рывкин указывает на существование договора между домовладельцами М.М. Мейтиным и Д.В. Шевход с одной стороны и Витебским горжилуправлением с другой о праве на восстановление коробки дома № 29 по ул. Большая Жореса в Витебске. К сожалению, формат газетной статьи не предполагает наличия ссылок на источники, поэтому остается неизвестным местонахождение указанного договора. В архивном деле, включавшим проект восстановления дома, договор обнаружить не удалось. Не увенчались успехом и другие попытки разыскать этот договор среди документов Витебского горжилуправления, отдела коммунального хозяйства Витебского горисполкома и самого горисполкома. Остается лишь предположить, что М.С. Рывкин ознакомился с договором у одного из бывших домовладельцев, с которыми, насколько нам известно, краевед имел контакт.

В то же время, говоря о договоре на восстановление, М.С. Рывкин не упоминает проект восстановления, следовательно, краеведу он был неизвестен. Подтверждает данный факт и отсутствие листа использования в деле, в котором нами был выявлен анализируемый документ. Иными словами, данное архивное дело ранее не выдавалось для использования.

Одна из важнейших деталей, обращающих на себя внимание при изучении проекта восстановления дома, - два симметричных каменных тамбура. Их западные фасады не составляют одну линию с фасадом дома, а несколько «утоплены» по отношению к нему. Тамбуры должны были быть пристроены к северному и южному фасадам дома, выполнены из камня с такой же толщиной стен, как и у основной коробки дома, и иметь двускатные кровли, придавая композиционную целостность дому. При этом они имели утилитарное предназначение - увеличение площади для размещения двух семей. Тем не менее, имеющиеся в нашем распоряжении послевоенные снимки дома ставят под сомнение тезис о том, что при восстановлении дома придерживались данного проекта. Здесь мы вновь вынуждены процитировать М.С. Рывкина, утверждавшего, что «в 1947-м к южной стороне, где жила Шевход, были пристроены ванная комната и кухня. Вскоре Мейтин к своей части дома с северной стороны пристроил кирпичные сени и кухню».[4]

 

 Дом-музей Марка Шагала до реставрации. Фото 1970-х-1980-х гг.

 

Отметим, что на снимке, сделанном незадолго до начала реконструкции дома под Дом-музей, а также в фильме о Шагале французских кинематографистов, снятом в 1967 г., мы видим дощатые тамбуры с односкатной кровлей, к тому же, выполненные в одну линию с главным фасадом, причем, несимметричные.

В заключение хотелось бы остановиться еще на одной детали, на наш взгляд, требующей уточнения. Невольно обращает на себя внимание адрес проектируемого к восстановлению дома - ул. Большая Жореса, 29. В этой связи уместным будет сказать несколько слов о послереволюционных переименованиях улицы, ныне снова, как и до 1917 г., носящей название Покровская.

Среди документов Отдела коммунального хозяйства Витебского губисполкома хранится выписка из протокола заседания президиума Витебского губисполкома о переименованиях улиц от 11 июня 1923 г. В соответствии с ним улица Большая Покровская (до пересечения с Поперечно-Ильинской, т. е. современной ул. Красина) переименована в улицу Жореса в честь деятеля французского социалистического движения и антимилитариста Жана Жореса.[5] В более поздних документах упоминаются улицы Большая Жореса и Малая Жореса (бывшие Большая и Малая (или 2-я) Покровские). Назывались эти улицы так вплоть до 25 августа 1950 г., когда были переименованы в ул. Дзержинского .[6] Наконец, решением Витебского горисполкома от 18 ноября 1991 г. улице вернули ее историческое название.[7]

Не станем в рамках данного исследования пытаться расставить все точки над «i» в отношении особенностей представленного нами документа - более глубокий его анализ будет возможен в дальнейшем. Отметим, что он, безусловно, является важным источником, который, с одной стороны, будет способствовать уточнению ранее неизвестных фактов по истории дома Шагалов, а с другой - позволит ставить новые вопросы, например, о судьбе деревянных домов на земельном участке Шагалов. В анализируемом нами документе сведения о них отсутствуют. Очевидно, что в 1945 г. их уже не было. С большой долей вероятности можно утверждать, что они сгорели во время войны. Но когда именно: еще в 1941-м, или в 1944-м, во время освобождения города? А достоверно ли известно об их существовании вплоть до июня 1941 г.?

Неразгаданного в истории дома Шагалов, на наш взгляд, гораздо больше, чем изученного.

Владимир Коханко,

Витебск, Беларусь.



[1] Доклад прозвучал на XXIII Международных Шагаловских чтениях в Витебске 15 июня 2013 г.

[2] Договора с гражданами на отвод земельных участков для постройки домов (Государственный архив Витебской области (далее - ГАВО), ф. 1001, оп. 7, д. 1а, л. 151).

[3] Рыўкін М. С. Бацькоўскі дом Шагала // Віцебскі рабочы.1992. 9 ліпеня.

[4] Там же.

[5] Документы о переименовании улиц в г. Витебске (приказ, выписки из протоколов) за 1922 г. (ГАВО, ф. 67, оп. 1, д. 97, л. 1).

[6] Протоколы заседаний исполкома Витебского городского Совета, решения и материалы к ним (ГАВО, ф. 322, оп. 6, д. 26, л. 316).

[7] Протокол № 13 заседания исполкома Витебского городского Совета народных депутатов от 18 ноября 1991 г. (ГАВО, ф. 322, оп. 13, д. 426, л. 99).

 

Бюллетень Музея Марка Шагала. Выпуск 21. 2013.

Витебск, 2013. С. 81-83.

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva