Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Юозас Будрайтис, актер театра и кино



4 марта 2014 года в Арт-центре Марка Шагала состоялась творческая встреча с актером театра и кино, Народным артистом Литовской ССР, лауреатом Национальной премии Литвы в области культуры Юозасом Будрайтисом.


 
 
ЧЕЛОВЕК КИНО

 

В свои 73 он легок на подъем, по-европейски элегантен, сдержан, ироничен. Прибалтийский акцент подчеркивает, что его обладатель в ладу с хорошим русским языком, что не удивительно для такого книгочея. Как дипломат, 14 лет представлявший культуру Литвы в России, он немало сделал для упрочения отношений этих стран. И все-таки Юозас Будрайтис прежде всего считает себя человеком кино. Известность принесло ему участие в знаменитом фильме Витаутаса Жалакявичуса «Никто не хотел умирать», который вышел на экраны в 1966 году. В нем впервые было рассказано о «лесных братьях». Ю. Будрайтис так достоверно сыграл роль Йонаса - одного из четверых сыновей убитого председателя сельсовета Локиса, что ни у кого не возникло мысли, что на экране непрофессионал. На студента юридического факультета Вильнюсского университета посыпались предложения от именитых режиссеров. Уже в середине 1970-х Юозас Будрайтис стал одним из ведущих актеров Литвы. За долгие годы работы в кино он сыграл более ста ролей, главных и эпизодических, чаще всего заметных. На экране ему довелось быть рыбаком, скульптором, революционером, деревенским скрипачом, дегустатором духов, учителем, французским королем, немецким офицером и советским разведчиком. В фильме «Щит и меч» он сыграл немца Дитриха, в «Короле Лире» - французского короля, в киноленте «С тобой и без тебя» - русского хуторянина Федора Базырина. В фильме «Мужское лето» исполнил сразу две роли - братьев-близнецов, оказавшихся по разные стороны баррикад. Юозасу Будрайтису удалось не стать заложником одного образа, как это нередко бывает. Все его роли, как положительные, так и отрицательные отличаются разноплановостью. За литовским актером закрепилось амплуа молчаливого, сдержанного, мужественного героя. Не случайно Родион Нахапетов называл его «мастером крупного немого плана». По признанию самого артиста, он и в жизни остается человеком малоразговорчивым. Но куда же девать врожденный артистизм! На творческой встрече, которая состоялась в Арт-центре Марка Шагала, Юозас Будрайтис живо, образно, с юмором говорил о жизни, творчестве, своих пристрастиях и увлечениях, жене и детях - прежде редко затрагивал эту тему.

     

Долгое время, несмотря на предложения, актер сторонился театра: страшила необходимость каждый раз заново проживать жизнь своего героя. И все-таки, поддавшись на уговоры режиссера Йонаса Вайткуса, вышел на сцену Каунасского театра, в котором задержался на шесть лет. Среди работ, любимых публикой и замеченных критикой, были строитель Сольнес в одноименной пьесе Г. Ибсена, литовский князь Шарунус в одноименной пьесе Креве, Ричард III и Владимир Ленин. В пьесе «Три сестры» в постановке знаменитого Эймунтаса Някрошуса Юозас Будрайтис сыграл роль Соленого и с этим спектаклем объездил полмира.

В Витебск литовский актер приехал не случайно. В Арт-центре Марка Шагала открылась и месяц работала его фотовыставка «Мое кино. 1970-1990-е годы». Витебск стал вторым городом Беларуси после Минска, где Юозас Будрайтис представил свои работы. Столичная публика познакомилась с ними в ноябре 2013 года на кинофестивале «Листопад».

Выразительным фоном для его рассказа о времени и о себе стали черно-белые фотографии тех актеров, с которыми ныне Народный артист Литвы, кавалер орденов Дружбы, Почета работал и дружил: Олег Янковский, Иннокентий Смоктуновский, Марина Неёлова, Ирина Мирошниченко, Вера Глаголева, Иннокентий Смоктуновский, Родион Нахапетов, Витаутас Жалакявичус, которого актер считает своим «крестным отцом» в кино. Вспоминать о счастливом времени, когда жизнь «мерилась не годами, а фильмами», ему и сегодня интересно.

 

 

Мое кино

- Фильм по нынешним меркам снимался довольно долго - от 4 до 6 месяцев. За это время некоторые влюблялись, некоторые женились, а если кино состояло из нескольких серий, рожали детей. Мы успевали подружиться. Вся жизнь с утра до вечера проходила на съемочной площадке. Времени было много. Ждали, когда пойдет дождь, когда облака закроют солнце или наоборот, когда солнце выглянет из облаков. Качество съемки зависело от чувствительности пленки, осветительной системы. В ожидании начала работы кто-то сидел, кто-то ходил, кто-то удил, кто-то читал. Это существование, воплощение, эта сосредоточенность, волнение были тогда моим образом жизни. Кино я люблю безгранично, отдал ему свою жизнь и об этом не жалею. Одна печаль, что пока я там жил, мои дети выросли почти без меня. Это очень огорчает, хотя они стали порядочными людьми благодаря моей жене, которая сумела их воспитать, параллельно занимаясь своей научной работой.

 

«Посмотри в объектив!»

- Я был большим непоседой, мне хотелось на многое посмотреть, хотелось запечатлеть на память лица и глаза, которые мне были очень важны, которые я чувствовал сердцем. Думал, когда постарею, буду разглядывать фотографии и вспоминать. Из шлюзов подсознания выплывут ощущения, которыми я жил в то время. Поэтому я подходил к человеку и говорил: «Посмотри в объектив!» Вглядывание в человеческие лица увлекло.

Во время многочисленных поездок, проводя время в залах ожидания в аэропортах и на вокзалах, я всегда пристально всматривался в лица. Это была хорошая школа, она дала мне больше, чем могло бы дать актерское образование. Оказалось, что эти лица интересны не только мне.

На первой выставке на «Мосфильме» заметил, как одна женщина смотрела на портрет Янковского и вытирала слезы, другая что-то шептала и гладила фотографию Леонова. Видимо, это происходит оттого, что православные люди склонны к иконопоклонству и одушевляют фото, переносят на него свои чувства.

 

 

О театре

- Когда Ионас Вайткус в первый раз позвал меня в театр, я решительным образом отказался. Сказал, что не буду, не умею, не подготовлен к театральной речи, перевоплощению, сценическому действу, отчуждению от себя. Он смирился, но через год подбросил пьесу Г. Ибсена «Строитель Сольнес». Там герой - творческий человек. Я загорелся идеей сыграть. В кино в то время было тягостно от тех ролей, которые играл. Они казались такими плоскими, ненужными. Мучился от этого днем и ночью. Подумал, что участие в спектакле очистит душу. Но, как выяснилось со временем, ошибался.

 

Можно сыграть любую передовицу!

- Когда мне предложили сыграть Ленина в пьесе М. Шатрова «Синие кони на красной траве», я поначалу отказался. Сказал, что не хочу, что все будут считать, что я делаю карьеру. Режиссер меня убедил, что это не так. Когда начали репетировать роль, мне было неловко перед актерами. Я сидел в инвалидном кресле и что-то бубнил скороговоркой. Характер Владимира Ильича не был обозначен никак. Когда стал работать над ролью, обратил внимание на фотографию, где он стоит на Красной площади в костюме-тройке и из кармана брюк торчит маленький пальчик. Мизинчик? Никогда такого жеста у мужчин не видел. Стал рассматривать снимок через лупу: оказывается, не ошибся.

На репетиции я так и держал руку с оттопыренным мизинчиком, и все время думал: зачем он так делал? Режиссер в это время направил на руку луч света, и она стала сине-зеленой. Я тогда и со второй рукой то же проделал. В свете прожектора получились две холодные рыбы. Весь спектакль я сидел в кресле, только один раз вскочил, когда говорил, что каждая кухарка должна научиться управлять государством.

 

 

Это был не Ленин. Это был человек, породивший некий организм, который его сожрал, а перед этим долго мучил.

После премьеры в Каунасе началось сумасшествие, люди стояли за билетами в очереди ночью. Самый большой блат можно было получить за билет на спектакль «Синие кони на красной траве»!

Позже я увидел неизвестную прежде фотографию, где Владимир Ильич сидит в коляске и подумал, что он такой и был. Видимо, мы угадали что-то важное. А еще я понял, что можно сыграть любую передовицу из газеты и заставить на себя смотреть. Но на это нужно положить жизнь, отдать все физические и моральные силы. Я уверен, что артист театра и артист кино - разные профессии.

 

Как я стал советником по культуре

- Когда мне первый раз предложили занять эту должность при Министерстве иностранных дел в Москве, я сказал «нет». Мол, с утра никогда не ношу галстук и не понимаю, как можно с 9 до 18 находиться на одном месте, отвечать на телефонные звонки, писать отчеты. Да и жена сказала, что в Москву - никогда! Но как-то мы были на приеме в белорусском посольстве, и она в ответ на очередное предложение сказала: «Почему бы и нет?» И мы поехали.

В первый день я шел в Министерство и сам себе удивлялся: «Я? На службу?»

 

 

 

Зашел в кабинет к министру - длинноволосый, в клетчатом пиджаке, майке, хлопчатобумажных брюках. Он смотрит на меня долго-долго и молчит. Я понимаю, что одет не по протоколу, что нужно срочно идти в универмаг. Отправился в рабочее время, купил австрийский костюм и по галстуку на каждый рабочий день. Этот костюм год относил в посольстве, пока не увидел, что на локтях он вытерся так, что подкладка светилась. Решил приобрести второй. Зашел в магазин «Босс». Примерил один, второй. Таким образом, я увлекся хорошими костюмами. Теперь их у меня шесть. Все висят в шкафу мертвым грузом. Я в них уже не влезаю, сын «не дорос». Жена предлагает кому-то их отдать, но я не велю. Почему-то я по отношению к старым вещам такой барахольщик! Туфли старые дома донашиваю. Жене запрещаю их выбрасывать, но они удивительным образом исчезают из дома.

 

О жене

- Мы учились в одном университете, только Вита на химическом факультете. Она у меня твердого характера. Ученый, имеющий 30 изобретений. Вырастила замечательных сына и дочь.

 

 

 

Три года назад Юозас Будрайтис оставил свою работу в Москве. Теперь живет в Вильнюсе. Свободное время чаще всего проводит за книгой, увлекается живописью и фотографией. Он заметил, что выставить свои работы в Музее Марка Шагала для него большая честь. Сказал, что Витебск его очаровал, что весной, когда станет тепло, и можно будет вольготно гулять по городу, смотреть на улицы, дома, вглядываться в лица, хотел бы сюда вернуться.

                                                                    Нина Лукьянова, г. Витебск.

 

 

 

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva