Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Александра Шатских. Деятельность Общества имени И.Л.Переца (1918 – начало 1920-х гг.)



 Александра Шатских. Деятельность Общества имени И.Л.Переца

(1918 - начало 1920-х гг.)*

 

В Витебске в первые послереволюционные годы существовала организация, взявшая на себя роль координатора и финансиста новых процессов в жизни российских евреев. Деятельность Общества им.Переца, продолжившего деятельность Еврейского литературно-художественного общества, сложившегося в Витебске в середине 1910-х годов, была аналогична работе Культур-лиги в Киеве и Москве, работе петроградского общества еврейской культуры. Напомню, что Витебск был тесно связан с кругами киевской, петроградской, московской национальной интеллигенции через Л.М.Лисицкого, С.О.Грузенберга и др.

Общество им.Переца за короткий срок своего существования сумело сделать немало - от организации выставок, постановки спектаклей, устройства концертов до выпуска примечательного издания. Тем не менее, архивных свидетельств о его работе почти нет - опираться приходится на данные, почерпнутые из прессы и личного общения с современниками событий.

Витебское Общество было детищем либерально-демократических устремлений, поднявшихся на дрожжах Февральской революции. Оно возникло немногим позже, нежели витебский филиал Поалей-Цион, еврейской социал-демократической рабочей партии (после смерти ее основателя Б.М.Борохова в декабре 1917 г. в Витебске был создан клуб им.Борохова, ставший также ареной и многих художественных выступлений; в частности, там была развернута 1-я Государственная выставка картин; в клубе им.Борохова выступали Шагал, Малевич, Лисицкий, Юдовин, Пумпянский и др.).

 Организатором, вдохновителем Общества им.Переца, чья деятельность протекала исключительно на ниве культуры и просвещения, был богатый витеблянин Рахмиэль (Йерахмиэль) Родинсон.

Официально оформившееся осенью 1918 г. новое общество по развитию национальной культуры (напомню, что в многонациональном Витебске действовали объединения латышей, поляков, литовцев) с помощью еврейской секции Губоно, поддерживавшей его работу, получило собственное помещение по адресу Смоленская ул., 47.

Одним из самых деятельных членов Общества был С.Б.Юдовин (1), племянник С.Ан-ского, участник историко-этнографических экспедиций по Волыни и Подолью, душеприказчик своего выдающегося дяди. В послереволюционном Витебске Юдовин был идеологом и пропагандистом еврейского национального возрождения в новых общественно-социальных условиях. Так, в Обществе им.Переца в субботу 4 января 1919 г. им был прочитан доклад на тему "Евреи и искусство": главный пафос выступления заключался в призыве к секуляризации, обмирщению национального искусства, основным врагом которого, по мнению докладчика, была синагога. (2) Доклад живо обсуждался еврейской общественностью Витебска, доказательством чему служил отчет, помещенный в местной прессе.

В марте 1919 г. Обществом им.Переца при содействии еврейской секции Губоно была устроена книжная выставка: на ней демонстрировались книги и учебные пособия, полученные из центра. Зал с экспозицией был специально декорирован С.Б.Юдовиным и М.А.Меерзоном; участие в этих работах принимал Марк Шагал (в конце января 1919 ему были выписаны деньги "за исполнение декораций книжной выставки") (3).

В бурные дискуссии по поводу футуризма зимой-весной 1919 г. был вовлечен, казалось, весь Витебск: в полемику Пуни с юными дарованиями, Г.Юдиным и Ю.Вайнкопом, включились и другие. 5 апреля Юдовин и Фридлендер делали в клубе Общества доклад на тему "Футуризм" (4); выступление их было окрашено в негативно-критические тона по отношению к футуризму.

Юдовин продолжал обрабатывать материалы экспедиции С.Ан-ского, часть из которых хранилась у него. С его помощью осенью 1919 г. была устроена "Еврейская выставка", о которой сообщалось: "Обществом им.Переца открывается в четверг 16 октября в своем временном помещении (Гоголевская, 10 при клубе им.Борохова) выставка коллекций, снимков и рисунков по еврейскому народному искусству, собранная этнографической экспедицией С.Ан-ского. Выставка открыта ежедневно, с 12 дня до 7 ч. вечера в продолжении 7 дней. Группам будут даны разъяснения по выставленным снимкам. При открытии выставки состоится литературно-музыкальный вечер с участием С.Юдовина, Л.Лисицкого, С.Яхнина, М.Железняка, З.Храпковского и др.". Организаторы почему-то замешкались с вернисажем, он состоялся не 16, а 27 октября. Упоминание имени Лисицкого на втором месте в списке выступавших указывало, что недавний активный деятель киевской Культур-лиги и в Витебске не чуждался поначалу той же работы.

После успешно проведенной выставки витебское Губоно издало приказ: "Для организации Еврейского Отдела при местном музее и для планомерной деятельности в области еврейского искусства пригласить в качестве инструктора тов.Юдовина с 15 декабря с.г.[1919]". (5)

Юдовин и в дальнейшем свято исполнял волю дяди, завещавшего племяннику продолжить дело всей жизни. Как известно, после переезда в Петроград в 1924 г. витебский художник был хранителем Музея Еврейского историко-этнографического общества (распыление, по сути дела, уничтожение богатейших коллекций музея, развернувшееся на его глазах, превратилось в его личную драму). Но в начале 1920-х годов Юдовину и в голову не могло прийти, что за безрадостная судьба ожидала лелеемые им сокровища, собранные не за один год. Художник вошел в Витебскую губернскую комиссию по охране памятников старины и искусства (в списке членов его охарактеризовали следующим образом: "Юдовин С.Б. - художник, знаток еврейского народного творчества. 8-летний стаж. Член Комиссии от Еврейской секции "). (6) Губернская комиссия возглавлялась Роммом, в планы которого входила - с помощью Юдовина - организация экспедиций по типу экспедиций Ан-ского. В "Докладной записке к смете Историко-Этнографической экспедиции по Витебской губернии" председатель аргументировал необходимость длительных командировок: "Опыт показал, какие блестящие результаты дают подобные экспедиции, как примером может послужить экспедиция, организованная писателем С.Ан-ским в 1912-1913 гг. Она собрала около 3000 народных сказок, легенд, песен, поверий и т.д., около 800 мелод[ий], сделала 2000 фотографических снимков быта и художественной старины, собрала около 1500 предметов для Музея". (7) Сведения эти, пусть и не очень точные, поставил председателю непосредственный участник экспедиций, Юдовин. Хлопоты Ромма успехом не увенчались, средств в 1921 г. комиссии не было выделено никаких, даже празднество 900-летия Витебска пришлось отложить совсем.

Юдовин нашел замечательное применение собственным зарисовкам и снимкам, собранным в экспедициях дяди. Основатель Общества им.Переца, Р.Родинсон, завещал крупную сумму своему детищу. Образованный после его кончины в начале 1920 г. "Фонд имени Р.Родинсона" объявил о распределении денег: "В первую очередь будет издан художественный альбом еврейского народного искусства". (8) Так увидело свет издание "Еврейский народный орнамент. Гравюры С.Юдовина", посвященное памяти Йерахмиеля Родинсона. Витебскому изданию суждено было стать последним аккордом в предприятии, задуманном некогда В.В.Стасовым, продолженным С.А.Ан-ским.

Папка с линогравюрами несла на себе отпечаток времени - темная рыхловатая бумага, небольшой тираж.  (9) Однако аскетичная суровость техники и материалов создавали, как и в случае уновисских изданий, необычайно строгий, выразительный художественный эффект. Юдовин предполагал, что за "1 томом" (выпуском?), как было обозначено внутри папки, последуют другие. В ленинградские предвоенные годы им были награвированы превосходные листы, опиравшиеся на мотивы народного искусства. Новое издание должно было носить сходное название - "Еврейский художественный орнамент". В задуманном виде оно никогда не было осуществлено - не те времена были на дворе.

В литературе о Юдовине есть сообщение, верифицировать которое оказалось почти невозможным. Многолетний друг и поклонник таланта художника, витебский искусствовед И.П.Фурман в книге "Витебск в гравюрах С.Юдовина" указал: "В 1918 г. в Витебске Юдовин участвовал в "Выставке еврейских художников" (другими участниками были Шагал, Пэн, Фридлендер, Бразер, Меерсон и др.) 5 картинами маслом из еврейской жизни и 3 графическими рисунками". (10) Речь, скорее всего, идет о какой-нибудь из вышеупомянутых выставок Общества им.Переца - следов отдельной выставки еврейских живописцев обнаружить не удалось. Вместе с тем, есть основания предполагать, что картина неизвестного автора "Разговор" из минского музея входила в число тех самых "5 картин маслом из еврейской жизни", что выставил Юдовин.

Это были последние живописные работы художника - с конца 1910-х годов он полностью посвятил себя гравюре, освоив сначала линогравюру, затем целиком почти переключился на ксилографию. Он  стал основоположником витебской школы графики - ее расцвет пришелся на вторую половину 1920-х годов и соединил как собственные достижения местных мастеров, так и опыт ленинградской школы и высокие традиции московских ксилографов. Нельзя не упомянуть, что прекрасные образы Витебска в деревянной гравюре оставил Е.С.Минин (11), учившийся в Народном училище; воспитанником Юдовина был Л.М.Лейтман. (12)

Разрозненные сведения заставляют предполагать, что немалую роль в становлении витебской школы графики сыграл художник Марк Мануйлович Малкин. Потомственный типограф, печатник - его семья до революции владела типографией в Витебске - он был техническим исполнителем альбома "Еврейский народный орнамент", кроме того, главным помощником Эль Лисицкого при создании Альманаха Уновис №1. На 1-ой русской художественной выставке в Берлине (1922 г.) было экспонировано его собственное произведение, означенное в каталоге "Композиция. Линогравюра".

Офортистом и неплохим рисовальщиком, по словам Ромма, был художник Фридлендер; в художественном отношении он остался величиной непроясненной, поскольку ни одной его работы на сегодняшний день выявить не удалось. Почти та же ситуация сложилась с Виктором Меклером: по воспоминаниям витебских учеников, близкий друг юности Шагала работал в "музейной" манере, близкой Пэну, показывая на витебских и республиканских выставках портреты горожан, бытовые сцены. (13)

Русско-еврейское искусство, получив новый импульс от общественно-политических революций, пышно цвело в Витебске в начале 1920-х, однако, с исчерпывающей полнотой охарактеризовать его трудно, ибо слишком много утрат претерпело оно впоследствии. Так, почти целиком погибло все наследие Абрама Марковича Бразера (1892-1942), скульптора, живописца, графика. Уроженец Кишинева, он учился в начале в родном городе, затем в Париже, в Национальной Школе изящных искусств (1912-1914). В Париже Бразер жил в Ля Рюш, где и познакомился с Марком Шагалом. Очевидно, по приглашению Шагала Бразер приехал в Витебск в 1918 г. - и сразу органично вписался в художественную жизнь города. Будучи вначале инструктором подотдела Изо в витебском Губоно, Бразер пополнял Музей современного искусства, организовывал митинги, устраивал выставки, на которых также экспонировались его произведения - а в мае 1922 г. в городе была устроена первая персональная выставка художника. (14) Бразер вел занятия в студии для глухонемых детей (15), преподавал в Художественно-практическом институте (официально после 1922 г., но до того охотно консультировал всех обращавшихся к нему). Из Витебска художник уехал в 1923 г., поселившись в Минске. От его искусства остались буквально крохи: большая персональная выставка Бразера (совместно с Л.М.Лейтманом), на которую были собраны почти все работы художника, открылась в белорусской столице в 1941 г. Бразер был расстрелян вместе с семьей в 1942 г. в Минске, его работы были уничтожены. По уцелевшим произведениям - портрету Пэна, бронзовому бюсту С.М.Михоэлса (1926), нескольким рисункам - с подлинным правом можно утверждать, что исчезновение наследия Бразера - невосполнимая утрата в русско-еврейском искусстве.

Возвращаясь к деятельности Общества им.Переца, необходимо отметить его чрезвычайно плодотворную работу "на театре". Еврейский театр в Витебске, похоже, чуть ли не опередил складывание аналогичного национального театра в Петрограде. Во всяком случае, уже в декабре 1918 г. - напомню, что первое известие о "Еврейском рабочем театре", будущем Госекте, датировано ноябрем 1918 г. - в Витебске имело место следующее представление: "Еврейский спектакль. В понедельник, 16 декабря с.г., состоится в Доме просвещения (б.театр Тихантовского) первый спектакль объединенных драматических кружков при Обществе им.Переца. Ставится пьеса Як.Гордина "Гот менш ун тайвел" (Сатана). В спектакле участвуют лучшие силы всех бывших в Витебске еврейских драматических кружков". (16)

Деятельность еврейской театральной студии была весьма активной - анонсы о спектаклях и в помещении самого Общества им.Переца, и на подмостках городских театров были не редкостью (это означало, что у театра была обширная аудитория). В репертуаре театральной студии Общества им.Переца были пьесы Шолом-Алейхема, Шолом-Аша, С.Ан-ского, Як.Гордина, П.Гиршбейна. (17) Музыкальный и драматический кружок при Обществе им.Переца совместными усилиями собирались ставить в апреле 1919-го "историческую оперетту "Суламифь" Гольдфадена" (18) - напомню, что музыкальность спектаклей стала одной из конституционных черт нарождавшегося национального театра. Руководителем студии в 1919-м был И.М.Миндлин (в субботу 17 мая 1919 г. состоялся его бенефис (19)), Т.Хазак (20) и др.

Довольно затруднительно ответить на вопрос, кто создавал оформление спектаклей еврейского театра в Витебске - но по некоторым косвенным данным можно предположить, что художником студии был Абрам Бразер (в мае 1919 г. он поступил на должность художника-декоратора в Городском театре (21) - большинство же спектаклей еврейского театра шло именно там).

Помимо драматического кружка при Обществе им.Переца в Витебске существовало несколько других еврейских театральных студий, представлявших свои спектакли на тех же сценах Городского театра, Дома просвещения, Пролетарского клуба им. 1 мая. Впрочем, из анонсов и объявлений проистекал небезынтересный вывод - актеры и режиссеры витебских еврейских студий с легкостью переходили из одного объединения в другое, художественного и политического антагонизма между ними не было. К примеру, руководители кружка при Союзе коммунистической молодежи Р.Д.Израилов и И.Х.Зингеревич почти одновременно стали организаторами музыкально-драматического объединения при Обществе им.Переца, а затем и вовсе организовали свою собственную студию, именовавшуюся "студия еврейского драматического искусства при Витебском губернском комитете по еврейским национальным делам". (22) В конце концов все лучшие драматические силы Витебска сплотились вокруг Еврейского театра - вместе с Латышским он перешел на государственное субсидирование и входил в отдел "национальных театров", "театров национальных меньшинств", числившихся по отделу ТЕО Витебского Губоно.

Огромным событием для всего Витебска стали гастроли Еврейского камерного театра из Петрограда. С 7 по 12 августа 1919 г. в городе велись репетиции, а с 14 по 24 прошли спектакли, представившие весь репертуар петроградской студии. В выборе места первых гастролей, помимо превосходной репутации Витебска как театрального города, важную роль, как представляется, сыграло то обстоятельство, что национальный театр хотел представить свою работу на суд национальной аудитории. Существенное значение имели и чисто житейские причины - часть деятелей Еврейского камерного театра была родом из Витебска: музыканты И.Ахрон и З.Кисельгоф, актриса А.В.Азарх-Грановская, жена режиссера, и другие. Следствием витебских гастролей Еврейского камерного театра было то, что 22 августа 1919 г. в петроградскую студию были приняты новые люди - лучшие силы витебского еврейского театра вступили на профессиональную стезю.

Витебску вообще выпала доля исполнять роль питомника талантов для столичных трупп. В октябре 1919-го в "Вестнике театра" была опубликована заметка, рассказывавшая о жизни московской еврейской театральной студии: "Среди студийцев есть группа в 18 человек, приехавшая из Витебска, пробовавшая уже свои силы на театральных подмостках. Помещается студия в Чернышевском переулке. При студии есть общежитие. Студийцы с одушевлением и большой любовью к делу приступили к работе". (23) Общая тема национального театрального искусства была тысячью нитей связана с Витебском: имя города неизбежно возникало в околичностях и подробностях истории еврейского театра.

Город лишился своего еврейского театра по тем же причинам, по которым он лишился симфонического оркестра, Народной консерватории, Народного художественного училища. В марте 1922 г. Коллегия Губоно обсуждала вопрос о переводе художественных учреждений на самооплату. Под сокращение попали почти все учреждения - был закрыт и Витебский еврейский театр. (24) Возродиться ему не суждено было никогда. После упразднения в 1924 г. Витебской губернии и передачи Витебска Белорусской республике Минск утверждал свой статус столицы путем перевода сюда всех мало-мальски достойных художественных сил. Витебск стал для него беззащитным донором.

Общество им.И.Л.Переца после смерти Родинсона постепенно хирело и хирело, поскольку дотации от Еврсекции были редкими и скудными, а меценаты были уничтожены как класс. Имя Общества им.Переца, равно как имя Комитета по борьбе с безработицей, равно как объявления о собрании членов партии Поалей-Цион постепенно исчезли со страниц витебской прессы к 1922 г.

 

* Доклад опубликован в виде отдельных глав в кн.: Шатских А. Витебск. Жизнь искусства. 1917-1922. М.: Языки русской культуры, 2001. С.170-173, 186-189.

1. Юдовин Соломон (Шлема) Борисович (1882-1954) - график. Учился в школе Пэна, затем в рисовальной школе Общества поощрения художеств в Петрограде (с 1910 г.). В 1918-1924 гг. жил в Витебске. С 1924 г. - в Ленинграде; видный представитель ленинградской школы ксилографии. См. также: The Jewish Art of Solomon Yudovin (1892-1954) // From Folk Art to Socialist Realism. Jerusalem: The Israel Museum, 1991.

2. Доклад художника Ш.Юдовина // Известия Витебского Губернского Совета крестьянских, рабочих, красноармейских и батрацких депутатов (далее - Известия). 1919. № 3. 4 января.

3. Государственный архив Витебской области (далее - ГАВО), ф.246, оп.1, д.22, л.28об.

4. В клубе имени И.Л.Переца // Известия. 1919. № 76. 5 апреля.

5. Приказ по Губотделу просвещения № 80. ГАВО, ф.2268, оп.3, д.5, л.113.

6. Российский государственный архив (далее - РГА), ф.2307, оп.3, д.68, л.60.

7. Докладная записка к смете Историко-Этнографической Экспедиции по Витебской губернии при губернской Комиссии по охране памятников старины и искусства. РГА, ф.2307, оп. 3, д. 68, л. 65.

8. Фонд имени Р.Родинсона // Известия. 1920. № 42. 24 февраля.

9. Тираж издания - 250 экземпляров, как указал Фридлендер на приеме у Штеренберга. РГА, ф.2306, оп.23, ед.хр.235, л.5.

10. Фурман І.П. Віцебск у гравюрах С.Юдовіна. Віцебск, 1926. С. 26.

11. Минин Ефим Семенович (1889-1937) - график. Родился в Витебске, учился у Пэна, затем в Витебском Народном художественном училище у Пэна, Фалька, Юдовина. Работал в области деревянной гравюры. Арестован и расстрелян.

12. Лейтман Лев Маркович (1896-1974) - живописец, график. Родился в Витебске, учился в школе Пэна, затем до 1918 г. - в Одесской художественной школе. С 1923 г. преподаватель Витебского художественного техникума.

13. Меклер Виктор Сергеевич (Авигдор Шмерович) (1886-1936?) - художник. Родился в Витебске, учился в школе Пэна. Друг юности Марка Шагала. В конце 1900-х - начале 1910-х годов жил в Париже, посещал частные академии. В послереволюционные годы жил в Витебске, участвовал в художественной жизни. В начале 1920-х годов поступил на короткое время во Вхутемас. Вернулся в Витебск, преподавал черчение в одной из средних школ. Сведения о Меклере любезно сообщены его младшей сестрой, С.С.Пригожиной-Меклер, в письме к автору настоящей статьи от 14 декабря 1990 г. из Ленинграда.

14. На эту выставку, сведений о которой почти не сохранилось, Роммом была опубликована рецензия в Витебской газете "Отклики" за 22 мая 1922 года

15. В августе 1921 г. была развернута выставка работ этой студии. См.: Бразер [А.]. Выставка рисунков глухонемых детей // Известия. 1921. № 172. 21 августа.

16. Известия. 1918. № 272. 15 декабря.

17. Перечислю некоторые постановки: "Мазлтов" и "Иоэль" - 30 марта 1919 г. в Городском театре (Известия. № 71. 30 марта. С.4), Якова Шейдлина "Путь к свободе" (Известия. 1919. №97. 6 мая), 3 мая Якова Гордина "Хасе ди Есойле" (Известия. 1919. № 4. 5 января).

18. Известия. 1919. № 80. 11 апреля. С.4.

19. Витебский листок. 1919. № 1214. 15 мая.

20. Известия. 1921. № 13. 19 января.

21. ГАВО, ф.246, оп.1, д.23, л.12.

22. Известия. № 109. 20 мая.

23. Вестник театра. 1919. № 36. 7-12 октября. С.13.

24. ГАВО, ф.246, оп.1, д.68, л.16 об.

 

Шагаловский сборник. Вып. 2. Материалы VI-IX Шагаловских чтений в Витебске (1996-1999). Витебск, 2004. С. 97-101.

 

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva