Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Валерий Шишанов. “Желая поступить...”



 Валерий Шишанов. "Желая поступить..."

(Документы об учебе Беллы Розенфельд

на Московских высших женских курсах)

 

Биографы Марка Шагала обычно немногословны в освещении жизненного пути первой жены художника - Беллы (Берты, Баси) Розенфельд (1889?-1944). Сведения о ее учебе на Московских высших женских курсах (МВЖК) ограничиваются указанием времени учебы (1907-1914 гг.), факультета (историко-философский)  (1), темы «кандидатского сочинения» («Творчество Ф. Достоевского»). (2)

Обращение к документам личного дела Б. Розенфельд, хранящегося в фонде МВЖК в Центральном историческом архиве Москвы, позволило с большей полнотой раскрыть этот период ее биографии.

Открытие в 1872 г. Московских высших женских курсов положило начало высшему женскому образованию в России. (3) Учебное заведение сразу же получило неофициальное название «курсы Герье» по фамилии основателя - выдающегося историка, профессора Московского университета Владимира Ивановича Герье (1837 - 1919). Но, несмотря на рост популярности, по распоряжению правительства в 1886 г. прием новых слушательниц на курсы был прекращен. (4) Потребовалась цепкость, железная настойчивость и упорная воля Герье, чтобы в 1900 г. МВЖК были открыты вновь, и Владимир Иванович занял пост директора курсов.

На этом посту В. И. Герье устраивал многих. Он ратовал за женское образование не потому, что это было модно, а в связи с интересом, который проявляли женщины к наукам. Сам Герье был личностью известной, уважаемой, но не очень любимой коллегами, производил впечатление крайне самолюбивого, мнительного и вздорного человека. Так описывает его стиль управления историк А. А. Кизеветтер: «Но, создав с таким упорством новое учреждение, Герье, лишь только становился во главе своего создания, немедленно начинал сам его подтачивать вследствие полного неумения вести общественное дело как-нибудь иначе, кроме как в форме патриархального личного самовластия. Перечить же ему не смели не только слушательницы, но и маститые профессора». (5)

Это вызвало оппозиционное настроение у либеральной части преподавательского состава и в среде учащихся МВЖК. И после того, как по «Временным правилам» от 27 августа 1905 г. должность директора стала выборной, Совет профессоров отстранил В. И. Герье от должности и избрал 29 октября 1905 г. на это место Сергея Алексеевича Чаплыгина (1869-1942). (6) С этого времени к неофициальному названию МВЖК стали добавлять еще одно слово - «курсы (бывшие проф. Герье)».

Новый директор был одним из крупнейших ученых России. Открытия в области аналитической механики, гидродинамики, разработанные им методы исследования в области скоростной авиации принесли С. А. Чаплыгину мировую известность. Сергей Алексеевич пользовался большим авторитетом как у преподавателей, так и у курсисток, и не случайно вплоть до 1918 г. единодушно избирался директором курсов, а в советское время возглавлял Центральный аэро-гидродинамический институт (ЦАГИ), стал первым Героем Социалистического труда среди ученых.

Чаплыгин был совершенно необыкновенным человеком во всех отношениях. Он обладал абсолютной памятью - и это касалось не только математики и механики, но и отчеств, фамилий, адресов, телефонов всех встретившихся ему людей. Под суровой внешностью ученого билось удивительно чуткое и отзывчивое сердце. Коллеги и ученики отмечали его целеустремленность, настойчивость, простоту и демократичность в общении, отсутствие всякого «барьера досягаемости».

На посту директора МВЖК Чаплыгин проявил себя как прекрасный организатор и администратор. Под его непосредственным руководством была создана учебная и научная база. В июне 1907 г. началось грандиозное по тому времени строительство здания для курсов. (7)

И вот в том же 1907 г. две подруги, недавние выпускницы Витебской Алексеевской гимназии, Бася Розенфельд и Тоуба (Тэя) Брахман подают прошения о принятии их в число слушательниц МВЖК.

Тоуба Брахман подает сразу два прошения - на историко-философский факультет и на естественное отделение физико-математического факультета. Оба прошения датированы 5 августа, но уже 3 сентября по неизвестным причинам документы были возвращены подателю. (8)

Заявление Баси Розенфельд датировано 6 августа:

 

Его Превосходительству

Господину Директору

Высших Женских курсов

Дочери Витебского купца

Баси Неуховны Розенфельд

Прошение

 

Желая поступить на историко-философский факультет Высших Женских Курсов, имею честь просить Ваше Превосходительство зачислить меня в число слушательниц. При сем прилагаю копию с аттестата и две марки для ответа.

Кроме того, заявляю: во 1х, из иностранных языков французский и немецкий знаю в объеме гимназического курса, а после окончания гимназии жила у родителей.

 

Б. Розенфельд.

Жительство имею в г. Витебске по Смоленской ул. в д. № 1.

Августа 6-го дня 1907 г.

 

Для поступления требовалось согласие родителей, и Шмуль-Неух Розенфельд (1863-1923) был не против того, чтобы его дочь продолжила образование:

 

Его Превосходительству

Господину Директору

Высших Женских Курсов

М[илостивый] Г[осударь]

 

Имею честь известить Ваше превосходительство, что я, нижеподписавшийся, ничего не имею против того, чтобы моя дочь, Бася-Рейза, поступила на историко-философский факультет вверенных Вам Высших Женских Курсов.

Витебский купец Неух Ицков Розенфельд

Витебск, 19 сентября 1907 г.

 

На МВЖК принимались девушки, окончившие семь классов женских гимназий, институтов и других учебных заведений, равных по объему преподаваемых предметов.

При подаче прошения о приеме требовалось представить: а) метрическое свидетельство о рождении, б) аттестат об окончании средней школы или свидетельство о сдаче экзаменов при учебном округе, в) свидетельство о политической благонадежности, г) письменное разрешение родителей, опекунов или мужа, если просительница была замужем и д) три фотографические карточки. Плата за обучение вначале составляла 50 рублей, позже 100 рублей в год.

Срок обучения на вновь открытых курсах увеличился до 4-х лет. Герье обосновывал это изменением программы: предусматривалось изучение целого ряда университетских дисциплин, а также специализация на IV курсе. С момента открытия в 1900 г. развернулись два факультета: историко-философский и физико-математический с физико-математическим и естественным отделениями. В 1906 г. был открыт медицинский факультет.

Следует отметить, что, несмотря на то, что МВЖК не были государственным учебным заведением, правительство требовало от их директора неукоснительного соблюдения 3% нормы приема на курсы лиц еврейской национальности. Руководство курсов не придерживалось этого принципа, но когда в 1908 г. процент обучающихся евреек на МВЖК достиг 7,8%, попечитель Московского учебного округа потребовал выполнения установленных правил. Процент девушек еврейской национальности на курсах к 1 января 1909 г. снизился до 6,6%. (9)

С 1906-1907 учебного года на МВЖК была введена вместо курсовой предметная система образования, что предоставляло возможность слушательницам старших курсов сосредоточится на изучении какой-либо одной избранной группы предметов. Так, на историко-философском факультете было установлено три учебных плана: 1) для специализации по истории; 2) по литературе и 3) по философии. В пределах этих планов существовали еще группировки. Так, план по литературе делился на русскую и всеобщую литературу.

Белла Розенфельд выбрала специализацию по русской литературе. Процесс ее обучения позволяет проследить «Предметная книжка», выданная 28 января 1908 г. (10) В начале каждого семестра слушательница обязана была сама вписывать в книжку «предметы, которые желает слушать в данном семестре, а также занятия в семинариях». С весны 1908 по весну 1913 гг. Белла прослушала лекции по следующим дисциплинам:

Общеобразовательные предметы:

Психология (Д. В. Викторов, Г. И. Челпанов). (11)

Педагогическая психология (Н. Д. Виноградов).

Логика (семинар, Г. И. Челпанов).

 

Основные предметы:

История всеобщей литературы в эпоху Возрождения (А. Н. Веселовский).

История литературы эпохи Просвещения (М. Н. Розанов).

История западноевропейской литературы XIX в. (М. Н. Розанов).

История древнерусской литературы (Л. П. Бельский, Н. М. Кононов (семинар)).

История русской литературы XIX в. (А. Н. Веселовский).

История новейшей русской литературы (П. Н. Сакулин).

История Древней Греции (К. Н. Успенский).

Римская история (В. М. Хвостов).

История средних веков (Д. М. Петрушевский).

История поздних средних веков (Д. Н. Егоров).

История Английской революции (А. Н. Савин).

История Соединенных Штатов (С. Ф. Фортунатов).

История Французской революции (С. Ф. Фортунатов).

История Франции в XIX в. (С. А. Котляревский).

Древняя русская история (В. И. Пичета).

История России в XVII-XVIII вв. (М. М. Богословский).

История России в XIX в. (А. А. Кизеветтер).

 

Специальные предметы:

Русская народная словесность (В. Д. Миллер).

Русская литература 60-70-х гг. (П. Н. Сакулин).

Историческая грамматика русского языка (В. К. Поржезинский).

История русского языка (семинар, Соколов).

Введение в сравнительное языковедение (семинар, В. К. Поржезинский)

Французский язык (К. К. Потье)

Вспомогательные предметы:

Теория исторического процесса (В. М. Хвостов).

Просветительный век и Александр I (А. Н. Веселовский).

История эстетических учений (Н. В. Самсонов).

История новой философии (Д. В. Викторов).

 

Семинарские занятия:

Шекспир (М. Н. Розанов).

Поэзия «Мировой скорби» (М. Н. Розанов).

Народность и народная литература в XVIII в. (М. Н. Розанов).

Русская народная словесность (Е. Н. Елеонская).

Обзор русской литературы XIX-XX вв. (Ю. И. Айхенвальд).

 

По истории древнерусской литературы и исторической грамматике русского языка знания Беллы Розенфельд были оценены как «удовлетворительные», по остальным предметам как «весьма удовлетворительные».

Предметно-цикловая система не была лишена изъянов. Один из главных недостатков состоял в том, что предоставление полной свободы и самостоятельности слушательницам в выборе предметов изучения, посещения занятий, сдаче экзаменов вело к нарушению принципа полноты, последовательности и системности образования.

В дальнейшем МВЖК пришлось заниматься вопросом изменения учебных планов в связи с изданием закона от 19 декабря 1911 г., который давал право слушательницам приобретать ученые степени и звания учительниц среднего учебного заведения. (12) Это обстоятельство потребовало, чтобы программы факультетов МВЖК были соответственно пересмотрены так, чтобы слушательницы были подготовлены к государственным экзаменам. После издания правил от 28 марта 1913 г. о применении этого закона, (13) руководству курсов принялось еще раз пересматривать и улучшать учебные программы и систему преподавания на курсах с целью наибольшего осуществления университетского объема курса преподавания.

На МВЖК читали лекции и вели занятия известные профессора, преимущественно из Московского университета. Многие из них внесли большой вклад в развитие различных областей науки.

Для многих курсисток учеба на МВЖК была тяжелым испытанием, не все выдерживали его. Так, окончившая курсы в 1910 г. О. Н. Цубербиллер, впоследствии профессор математики Московского государственного института тонкой химической технологии, вспоминала: «Зажиточные семьи предпочитали отправлять дочерей за границу для усовершенствования в знании иностранных языков, это считалось «приличным» занятием для девушек.

Большинство курсисток приезжало в Москву из провинции. Это были дочери учителей, среднего медицинского персонала, мелких служащих. <...>

Курсы, на которые мы так стремились, не давали никаких прав. И все же ученье на курсах казалось победой: девушка вырывалась из удушающей семейной среды, чувствовала себя самостоятельной и независимой.

Жили мы в очень скверных бытовых условиях. Общежитий почти не было, кроме нескольких, устроенных благотворительными учреждениями.

В очередь на койку в таком учреждении записывались при поступлении на курсы: считалось большой удачей, если очередь доходила через три года и студентка была обеспечена кровом хоть непродолжительное время. Большинство учащихся снимало комнаты у грубых и сварливых «хозяек». <...>

За право ученья мы платили 100 рублей в год, в два срока. Для многих день уплаты превращался в тяжелую драму: за не взнос денег исключали с курсов. Бывали случаи, когда измученные девушки кончали самоубийством, не собрав необходимой суммы. <...>

После окончания немногие из нас могли работать в научной области. <...> С тяжелым сердцем разъезжались мы после окончания курсов по медвежьим уголкам царской России. Часто в перспективе была лишь возможность всю жизнь преподавать арифметику, так как многие самодуры инспектора «принципиально» не допускали женщин к преподаванию в старших классах гимназии. Наши знания, полученные ценой огромных лишений, часто пропадали зря». (14)

Конечно, на опубликованные в 1940 г. воспоминания наложило отпечаток время. Но статистика показывает, что за период существования курсов через них прошло свыше 20 тысяч слушательниц. Количество же окончивших было не столь значительным. Так, по отчетам физико-математического факультета, до 1917 г. получило аттестат 1560 человек, а последним номером выданного аттестата на историко-философском факультете значится 2728. (15)

Надо полагать, дочь витебского купца не испытывала материальных трудностей во время нахождения в Москве, но у Беллы Розенфельд тоже были сомнения в целесообразности продолжения обучения. Ее брат Яков вспоминал: «Помню также весьма пространные письма, которые я писал Берте из Петербурга в Москву, Берта хотела было бросить курсы Герье, не доведя учебы до конца. На правах старшего, я усиленно отговаривал Берту от этого намерения. Но успел ли я в этом отношении полностью, я не вполне уверен». (16)

Белла все же не оставила курсы, но, вероятно, дело зашло так далеко, что она опоздала с внесением платы, и чтобы не быть исключенной, вынуждена была искать оправдание и обратиться за поддержкой к директору МВЖК:

 

Его Превосходительству г-ну Директору

Глубокоуважаемый Г-н Директор!

[Приписка: «Извините, что [2 нрзб.] до 1 мая».]

Пользуясь Вашим любезным советом, я осмелюсь напомнить Вам, что по независящим обстоятельствам (больная подруга, не зная об ограниченности срока платы, воспользовалась по крайней необходимости деньгами) я прошу отсрочки платы, которую незамедлительно по первой возможности вышлю. А пока же, очень прошу не считать меня самовольно выбывшей. Признательно Вам благодарна за услугу.

Сл[ушательни]ца 8го сем[естра] ист[орико]-фил[ософского] фак[ультета] Бася Шмуйловна Розенфельд.

 

[Почтовая карточка, отправленная из Витебска по почтовому штемпелю 13 апреля 1911 г., получена в Москве 14 апреля 1911 г.]  (17)

 

13 ноября 1913 г. Белла успешно сдала последний экзамен. 4 февраля 1914 г. известный историк литературы, академик Алексей Николаевич Веселовский (1843-1918) вынес свою оценку кандидатскому сочинению Беллы Розенфельд - «весьма удовлетворительно». И 24 февраля она подала директору курсов следующее прошение:

 

Его Превосходительству

Господину Директору МВЖК

Сл[ушательни]цы МВЖК

[Зачеркнуто - «Б. Ш.»] Баси Шмуиловны Розенфельд

Прошение

Ссылаясь на Ваше разрешение, которое я получила, будучи у Вас лично на приеме в средних числах января сего года, подать свое кандидатское сочинение в первых числах февраля сего года с тем условием, чтобы не вносить платы за весеннее полугодие, покорнейше прошу Ваше превосходительство передать Ваше, лично мне данное распоряжение, в общую канцелярию.

Сл[ушательни]цы ист[орико]-фил[ософского] фак[ультета] Б. Ш. Розенфельд

24 февр.  914 г.

Б. Бронная д. 27 к. 18.

 

Резолюция на прошении гласит: «Уважить просителя». (18)

27 февраля Белле Розенфельд был выдан диплом:  (19)

 

Диплом

Московских Высших Женских курсов

Бася Шмуиловна Розенфельд

прослушала курс на Историко-философском факультете, по отделению русской литературы, и выдержала все установленные факультетом испытания с нижеследующими успехами:

 

по истории русской литературы

истории всеобщей литературы

всеобщей истории

русской истории

введению в сравнительное языковедение

истории русского языка

логике

психологии

педагогике

истории новой философии

философии и методологии истории

истории эстетических учений

языкам: французскому

весьма удовл[етворительно]

весьма удовл[етворительно]

весьма удовл[етворительно]

весьма удовл[етворительно]

весьма удовл[етворительно]

 удовл[етворительно]

весьма удовл[етворительно]

весьма удовл[етворительно]

весьма удовл[етворительно]

весьма удовл[етворительно]

весьма удовл[етворительно]

весьма удовл[етворительно]

весьма удовл[етворительно]

Сверх того Б. Ш. Розенфельд выполнила все требуемые факультетом практические работы, специально занималась историей русской литературы.

Кандидатское сочинение написала по истории русской литературы - весьма удовлетворительно.

В удостоверение чего факультет выдал ей 27 февраля 1914 г. настоящий диплом

Директор

Декан

Секретарь

 

Пометы в правом верхнем углу: «П[оследний] экз[амен] 13 XI 1913 г. / пр[едметную] кн[ижку] вернула / соч[инение] 4 II 1914 г.». В левом нижнем углу: «25 февраля 1914 г. № 1193».

 

21 марта 1914 г. Белла расписалась в получении всех документов, но 3 апреля того же года в канцелярии МВЖК получили от нее письмо следующего содержания:

 

В Канцелярию Московских Высших женских курсов

Будьте добры, снабдить меня следующими справками.

Я, в феврале текущего года, окончила историко-философский факультет Московских ВЖК. Я - иудейского вероисповедания, мне сейчас приходится делать себе паспорт, и я недоумеваю, какие права на жительство дает мне диплом ВЖК.

Так как я живу в провинции, где мне и приходится делать себе паспорт, и так, к[а]к диплом, выданный мне ВЖК, ничего о праве жительства не упоминает, то я хотела бы, чтобы Вы дали мне соответствующие указания.

Я не представляю себе своего положения - должна ли я по приезде в какой-нибудь город каждый раз испрашивать себе разрешение у местной полиции, или только Московский градоначальник может мне разрешить пребывание исключительно в Москве? Вообще, пользуюсь ли я какими-нибудь определенными правами или разрешение будет зависеть от произвола полиции.

Я бы хотела это знать, чтобы противопоставить что-нибудь определенное возможному произволу полиции.

Даст ли сдача государственных экзаменов более устойчивые права? Когда будет сессия госуд[арственных] экзам[енов] для словесниц? На каких условиях я могу их держать? Очень прошу ответить мне обо всем, что касается моего права на жительство в России и условий госуд[арственных] экзаменов. Пожалуйста!

Мне очень важно об этом знать. Мне необходимо свободное проживание в России и если для этого нужно сдать госуд[арственные] экз[амены] - так мне об этом нужно знать заранее. Прилагаю марку для ответа. Заранее благодарю Вас.

С почтением,

Б. Ш. Розенфельд.

Адрес: Витебск Смоленская ул. Б. Розенфельд.

Штамп с пометками: «Пол[учено] 3 апр. 1914 / Отв[ечено] 14 IV 1914». (20)

 

Неизвестно, что содержалось в ответном письме канцелярии МВЖК, но в июне 1914 г. на улицах Витебска появился «живописный молодой человек, лет 25, со странными широкими глазами, смотрящими из-под буйных кудрей» (21) - Марк Шагал, и 25 июля 1915 г. Белла стала его женой.

 

1. Имея название «историко-философского», факультет, по сути, являлся историко-филологическим.

2. Meyer Fr. Marc Chagall. Leben und Werk. Z?rich: Verlag Fretz und Wasmuth, 1961. S. 238, 606; Подлипский А. Розенфельды // Шагаловский ежегодник 2003. Витебск, 2004. С. 127. О годах учебы Б. Розенфельд в гимназии см.: Хмельницкая Л. Новые сведения к биографии Беллы Розенфельд витебского периода // Бюллетень Музея Марка Шагала. 2003. № 2 (10). С. 13-17.

3. В 1918 г. МВЖК были преобразованы во 2-й Московский государственный университет, ставший смешанным учебным заведением, готовившим для страны педагогов, медиков и химиков. В 1930 г. на базе педагогического факультета 2-го МГУ был создан Московский государственный педагогический институт, который в 1990 г. преобразован в Московский педагогический  государственный университет (МПГУ). Об истории МВЖК см.: Молодых Н. И. Московские высшие женские курсы 1900 г. // Советская педагогика. 1941. № 5. С. 79-92; Московский государственный педагогический университет им. В. И. Ленина. 1872-1972. М., 1972. С. 7-58; Москвин В. В. Московские высшие женские курсы в начале ХХ века. М.: Прометей, 1999.

4. Последний выпуск состоялся в 1888 г.

5. Кизеветтер А. А. На рубеже двух столетий: Воспоминания. Прага, 1929. С. 67.

6. О С. А. Чаплыгине см.: Гумилевский Л. Чаплыгин. М: Молодая гвардия, 1969; Сергей Алексеевич Чаплыгин. Материалы к научной биографии. 1869-1969. М., 1972.; Гай Д. И. Формула мудрости. М.: Знание, 1984.

7. Открытие главного корпуса МВЖК состоялось 5 октября 1913 г.

8. Личное дело Тоубы Брахман (ЦИАМ, ф. 363, оп. 4, ед. хр. 3977, л. 1-2).

9. Московский государственный педагогический университет им. В. И. Ленина. 1872-1972. С. 28.

10. ЦИАМ, ф. 363, оп. 4, ед. хр. 21470, л. 5-30.

11. В скобках указаны преподаватели, читавшие лекции по предмету или проводившие семинарские занятия.

12. Узаконение об испытаниях лиц женского пола в знании курса высших учебных заведений и порядке приобретения ими учебных степеней и звания учительницы средних учебных заведений // Журнал Министерства народного просвещения. 1912. Октябрь. С. 131-137.

13. О порядке применения закона 19-го декабря 1911 г. к лицам женского пола, желающим держать экзамен в испытательных комиссиях // Журнал Министерства народного просвещения. 1913. Июнь. С. 70 - 77.

14. Цубербиллер О. Н. Курсистки (воспоминания о быте и учебе слушательниц Высших женских курсов в дореволюционной Москве) // Советское студенчество. 1940. № 3. С. 30-31.

15. Молодых Н. И. Московские высшие женские курсы 1900 г. С. 84.

16. Факты из жизни Берты. Воспоминания Я. С. Розенфельда. Вступление и публикация В. Шишанова // Бюллетень Музея Марка Шагала. 2003. № 2 (10). С. 12.

17. ЦИАМ, ф. 363, оп. 4, ед. хр. 21470, л. 31.

18. Там же, л. 4.

19. Там же, л. 1. Копия диплома.

20. ЦИАМ, ф. 363, оп. 4, ед. хр. 21470, л. 32-33 об.

21. Ремизов черты оседлости (Художник Марк Шагал) // Витебский листок. 1916. № 76. 6 апреля. С. 3.

 

Шагаловский сборник. Вып. 3. Материалы X -X IV Шагаловских чтений в Витебске (2000-2004). Витебск, 2008. С. 176-182.

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva