Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Ивета Деркусова. Творчество Густава Клуциса



Ивета Деркусова
Творчество Густава Клуциса.

Сокровища коллекции  Национального художественного музея Латвии1

 

Густав Клуцис, бесспорно, является одним из самых известных художников латышского происхождения в мире. Подтверждение тому - нарастающий интерес кураторов из разных стран к коллекции Национального художественного музея Латвии и постоянная востребованность работ Густава Клуциса для экспонирования на международных выставках, посвященных искусству ХХ века. О Клуцисе говорят как о ярком представителе конструктивизма и пионере фотомонтажа, так и об одном из самых выдающихся мастеров полиграфического дизайна и плаката.

Задача данного реферата - в концентрированном виде рассказать о самых значимых страницах творчества Густава Клуциса, и в то же время, напомнить о нескольких хорошо известных работах мастера, которые хранятся в коллекции Национального художественного музея Латвии.

В Риге находится значительная часть произведений Густава Клуциса, и это одна из самых многочисленных и высококачественных коллекций работ художника в мире. Коллекцию музею подарила супруга Густава Клуциса, русская художница Валентина Кулагина, через несколько лет после проведения в 1959 году в Риге выставки художников - красных латышских стрелков. Историческое значение данной выставки сложно переоценить. Впервые на родине были показаны работы шести латышских художников, творческий путь которых был пройден в 1920-х - 1930-х годах в Советской России, где в конце 1930-х все они пали жертвами сталинских репрессий. Это было возвращение художников в выставочный зал после двадцатилетнего вынужденного перерыва, когда их имена были вычеркнуты из истории искусства.

В коллекции музея имеется около 300 станковых произведений, альбом эскизов и два так называемых «Красных альбома», представляющих особую ценность для изучения творчества художника в целом. Это составленный самим Клуцисом каталог своих работ, созданный в 1935 году для так и не состоявшейся персональной выставки во Всекохудожнике, которой он хотел отметить 20-летие своей творческой деятельности. Два альбома в переплете из красной ткани заполнены оригинальными оттисками фотомонтажных иллюстраций, отдельными эскизами, репродукциями и фотографиями работ Клуциса, среди которых есть и снимки несохранившихся произведений.

Остановлюсь на некоторых фактах биографии художника.

Густав Клуцис родился 4 (16) января 1895 года в Кенигской волости Валмиерского уезда. С 1913 по 1915 годы он был воспитанником Рижской городской художественной школы, но учебу прервала война, и он был призван в армию. С 1915 года Клуцис жил в Петрограде, где параллельно со службой посещал Школу Императорского общества поощрения художеств. В 1917 году Клуцис добровольно вступил в 9 батальон Латышских стрелков и стал участником событий Октябрьской революции. В марте 1918 года он был среди тех латышских стрелков, которые охраняли Ленина и новое советское правительство, переехавшее из Петрограда в Москву. Безраздельная поддержка революции со стороны Клуциса отчасти объяснялась личной неприязнью к царской власти. Во время подавления революции 1905 года на 15-летнюю каторгу был сослан его старший брат.

После состоявшейся в Кремле выставки участников художественной студии латышских стрелков Клуцис получил направление на продолжение художественного образования в СВОМАСе.2 В 1921 году он окончил это заведение, к тому времени уже переименованное во ВХУТЕМАС.3 В период с 1924 по 1930 годы Клуцис преподавал во ВХУТЕМАСе, был автором нескольких теоретических публикаций, стал одним из основателей художественного объединения «Октябрь».4

Совместно с Сергеем Сенькиным Клуцис разработал преподавательскую программу. Художники предложили создать во ВХУТЕМАСе «Мастерскую революции». Текст программы был опубликован в первом номере журнала «Леф» за 1924 год: «Первой и основной своей задачей мастерская считает ответить на все художественные запросы, выдвинутые революцией. Мастерская должна стать рупором художественно-революционной и коммунистической мысли, ее цель - подготовка кадров молодых социально определившихся художников организаторов для борьбы средствами зрительного воздействия за революционные завоевания рабочего класса;

- кадра художников агитаторов и пропагандистов, умеющих ответить на практические потребности революции;

- кадра художников производственников, поставивших себе целью широкое социальное и культурное воздействие на массового зрителя;

- кадра художников, вооруженного до зубов всеми достижениями науки и техники сегодняшнего дня».5

Надо признать, что в своем творчестве Клуцис во многом следует этим принципам.

С середины 1920-х до первой половины 1930-х годов Клуцис много работал над оформлением книг и печатных изданий и был одним из ведущих мастеров политического плаката. Среди его работ следует отметить и несколько грандиозных проектов по оформлению города к государственным праздникам.

Судьба Клуциса сложилась трагично, особенно если вспомнить заслуги художника перед властью и его искреннюю веру в идеалы коммунистической партии. На основании сфабрикованного обвинения 17 января 1938 года Густав Клуцис был арестован как «член вооруженной латышской террористической организации» и 26 февраля расстрелян на Бутовском полигоне в Москве. Семье истинные обстоятельства гибели художника и подлинную дату его смерти сообщили только в конце 1980-х годов. В полученном вместе со справкой о посмертной реабилитации в 1956 году свидетельстве о смерти было написано, что Клуцис скончался в 1944 году в трудовом лагере от порока сердца. Поэтому до сих пор в отдельных публикациях можно встретить неверно указанную дату смерти художника.

Так сложилось, что становление художника совпало по времени с переломным этапом в истории политической и художественной жизни. Попав в Москву на рубеже 1910-х - 1920-х годов, он стал участником стремительных событий, когда рождались новые направления в искусстве, создавались бесчисленные творческие объединения и группы, демонстрировавшие радикальные взгляды и провозглашавшие смелые манифесты. Молодой художник, попав в водоворот нового искусства, не потерялся и стал искать свой собственный путь.

Лариса Огинская в монографии о Густаве Клуцисе обращает внимание на тот факт, что «начало своего пути в искусстве Густав Клуцис делил на два этапа: «академический» и «аналитический». Первый этап - период традиционного классического образования; второй - период самостоятельного изучения законов, управляющих построением художественной формы».6 Далее Огинская пишет: «Два этапа в творчестве художника <...> столкнулись в 1918-1919 годах и сосуществовали, почти не соприкасаясь, как два начала: освященная традицией живопись и сугубо профессиональный эксперимент в живописи и графике».7

Подтверждением вышесказанного служат две картины 1918 года. «В Кремлевском саду» написал Клуцис - ученик мастерской Константина Коровина, а картина «Красный человек» (Москва, ГТГ) олицетворяет начало его экспериментального периода. До наших дней сохранились считанные картины этого времени.

В поисках ключа, открывшего перед ним верный путь к созвучному эпохе художественному языку, Клуцис не движется по пути следования актуальным художественным направлениям - кубизму, футуризму и супрематизму, поэтому бесспорных образцов того или иного стилистического направления в его раннем творчестве исключительно мало. Клуцис ищет синтез существующих к тому времени художественных средств, ведущий к более мощному по выразительности искусству, о чем художник позже напишет в автобиографии: «Начались поиски новой сильной революционной формы. Начался самый невероятный формалистический период, от которого я, к счастью, освободился, изживая его постепенно». Заметьте, что в 1937 году, когда печаталась эта автобиография, критическое отношение к формалистическим исканиям было обязательным. Художник продолжает: «В то время я был убежден, что революция требует от искусства совершенно новых форм, не существовавших никогда раньше. Я ставил себе своеобразную задачу - в напряженной работе исчерпать все течения, «измы» и таким образом освободиться от груза прошлого, от старой школы и найти новые формы для настоящего».8

Кроме поиска новых форм художник обращается и к современным материалам, к новым техническим средствам, буквально лабораторным способом проверяя их пригодность для достижения поставленной перед собой цели. Сказанное в равной мере касается и процесса создания экспериментальных картин-вещей, и опытов в области фотомонтажа, о чем Клуцис пишет: «Я создаю свои работы не на основе отдельных фотокадров, а использую фототехнику, химию, оптику и аппаратуру, как новую изобразительную технику, для создания художественно-идеологического образа».9 Именно фотомонтаж вскоре будет признан основным выразительным средством современной формы.

Следует отметить, что первая работа с элементами фотомонтажа создана Клуцисом в 1918 году, хотя сам художник датой рождения фотомонтажа позже назовет 1919 год, о чем будет сказано далее. В эскизе для панно «Штурм. Латышские стрелки» стилизованные в традициях кубизма рисованные объемы чередуются с полосами разрезанных фотографий, образуя ритмические диагонали, придающие композиции впечатление стремительного движения. Панно, отражающее подавление левоэсеровского восстания, было планировано установить на здании Большого театра в Москве во время V Всероссийского конгресса Советов, но этот проект не был реализован.

В свете экспериментального периода Клуциса следует рассматривать и его учебу в мастерской основоположника супрематизма Казимира Малевича в 1919 году и последующее участие в одной или нескольких выставках группы УНОВИС.

В работах Клуциса 1919 года, бесспорно, прослеживается влияние Малевича, и они созвучны работам некоторых других художников круга Малевича. Но в то же самое время Клуцис, изучая супрематизм, не прекращает поиск новой формы и в других направлениях. Подтверждение тому - фотомонтаж «Динамический город» 1919 года. Ставшая иконой всего раннего творчества Густава Клуциса, эта работа демонстрирует тот самый синтез актуальных тогда художественных течений и нового начала. Сам Клуцис провозгласил эту работу «началом фотомонтажа в СССР». Один из самых ранних фотомонтажных плакатов посвящен теме антиимпериалистической войны - «Пушечное мясо» (1921).

Возвращаясь к вопросу о степени сотрудничества Клуциса с УНОВИСом, уместно напомнить, что на возможные приезды Клуциса в Витебск и его участие в выставках витебского УНОВИСа в монографии о художественной жизни города указывает Александра Шатских, ссылаясь на автобиографии самих художников. Она пишет, что самые активные ученики московской мастерской Малевича Клуцис и Сенькин изредка навещали своего наставника в Витебске, когда в начале ноября 1919 года он покинул московский СВОМАС. Однако документальные подтверждения вышеупомянутых посещений, равно как и участия Клуциса и Сенькина в выставках УНОВИСа в Витебске, искусствоведом не были найдены.10

Таким образом, мы имеем представление лишь об участии Клуциса в московской выставке УНОВИСа в декабре 1921 года, прошедшей в ИНХУКе. Из написанного Клуцисом в автобиографии мы узнаем, что выставленные в 1921 году вещи намечают целеустремленное сближение Клуциса с конструктивистами: «[Были - И. Д.] выставлены цветотоновые, плоскостно-пространственные построения и в рельефе из разных материалов, в дальнейшем развитии положившие начало новому методу организации художественно-производственной вещи».11

Уже в августе 1920 года Клуцис участвовал в совместной выставке Наума Габо и Натана Певзнера, на которой был прочитан «Реалистический манифест», содержавший критику кубизма и футуризма за поверхностное отношение к форме и задачам искусства. Певзнер, перенявший от Малевича руководство мастерской в СВОМАСе, ведет студентов по иному творческому пути. Александра Шатских отмечает, что выставка новых реалистов «в свете дальнейшей истории расценивалась как латентная форма становления конструктивизма. Клуцис был ключевой фигурой на обоих последовательных этапах развития нового направления, проходивших под лозунгом «от изображения к конструкции», затем "от конструкции к производству"».12

Рисунки конструкций начала 1920-х годов, автолитографии конструктивных композиций, фотографии несохранившихся пространственных конструкций и рисунки агитационных установок к конгрессам Коммунистической партии и Коминтерна намечают окончательный этап периода беспредметничества и перехода от формалистических экспериментов к «агитационно-массовому искусству», следуя формулировке самого Клуциса. В автобиографии он пишет: «Линия, восходящая от формализма, техницизма, самодовлеющей формы, идет к идейно насыщенной партийной тематике. <...> Передо мною стояла задача превратить плакат, книгу, иллюстрацию, открытку в массовые проводники лозунгов партии».13

В коллекции Национального художественного музея Латвии деятельность Клуциса в области полиграфического дизайна, во многом соприкасающегося с «агитационно-массовым искусством», представлена достаточно обширно. Это около 30 оригинальных фотомонтажей - проекты плакатов, открыток и книжных иллюстраций, в основном созданных с 1925 по 1930 годы, свыше 30 обложек книг и журналов и несколько десятков оригинальных оттисков книжных иллюстраций, а также политические плакаты.

В заголовке одной из своих статьей Лариса Огинская называет Клуциса «художником Ленинской темы».14 С такой установкой трудно не согласиться. В 1924 году, вскоре после смерти Ленина, идеализированный образ советского вождя становится одной из главных тем работ художника. В 1924 году выходит двойной ленинский номер журнала «Молодая гвардия» с цветными вкладками, фото-лозунго-монтажами Клуциса, являющимися образцами его ранних плакатов. В следующем году Клуцис создает серию фотомонтажных иллюстраций к поэме Маяковского «Владимир Ильич Ленин».

Лариса Огинская в монографии о Клуцисе предполагает, что художник мог располагать рукописью Маяковского уже в октябре 1924 года, когда происходили первые публичные чтения поэмы.15 Уделяя большое внимание тексту, Клуцис создает иллюстрации, не уступающие по силе стихам поэта, а в чем-то и усиливающие их эмоциональное воздействие. По неизвестной причине ни первое, ни последующие издания поэмы «Владимир Ильич Ленин» не были иллюстрированы композициями Клуциса.

В 1927-1928 годах в связи с 10-летием Октябрьской революции Густав Клуцис иллюстрирует несколько книг, посвященных памяти Ленина и революции. Он создает серию фотомонтажей к плакатам «Ленин и социалистическая реконструкция», «Социалистическая реконструкция» и «На фронте социалистического строительства».

Однако в творчестве Клуциса 1920-х годов присутствует не только агитационное искусство. Ряд рисунков этого времени связан с работой по оформлению нескольких больших выставок. Важно отметить, что Клуцис был участником почти всех крупных выставок русского и советского искусства в Москве и за рубежом, начиная уже с выставки в галерее Ван Димен в Берлине в 1922 году. Одна из наиболее значимых для Клуциса - Всесоюзная полиграфическая выставка 1927 года. Клуцис создал системы трансформируемых стандартных щитов, а также нарисовал проекты витражей для окон выставочного павильона. За работу по фотомонтажу Клуцис был награжден дипломом жюри выставки.

Новаторская серия почтовых открыток к Всесоюзной спартакиаде 1928 года - одно из самых популярных произведений художника. В музее хранятся 6 из 9 фотомонтажей этой серии, причем, композиция «Ласточки» имеет второй вариант, не использованный в печати.

Тема индустриального развития страны и строительство социализма, наряду с темой провозглашения первого плана пятилетки в конце 1928 года, становится ведущей в работах художника. Коллекция плакатов, изданных ИЗОГИЗом с 1930 по 1935 годы, насчитывает 25 единиц. С точки зрения искусствоведов, самый большой интерес представляют плакаты, к которым сохранились фотомонтажные проекты - «Да здравствует СССР - отечество трудящихся всего мира», «Дадим миллионы квалифицированных рабочих кадров для 518 новых фабрик и заводов» (1931), «На борьбу за топливо, металл (Больше угля, нефти, металла)» (1932), «Выше знамя Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина!» (1933).

Плакат 1930 года «Рабочий и работница - все на перевыборы Советов» тогда был признан лучшим плакатом предвыборной кампании. В коллекции Национального художественного музея Латвии напечатанного плаката нет, но имеются два фотомонтажа - напечатанный вариант, а также второй, рабочий, вариант данной композиции, в котором вместо «леса» рук избирателей художник использует приближенный к зрителю лаконический рисунок ладони и фотопортрет рабочего на красном фоне.

Техники создания художником плакатных композиций довольно разнообразны. Он использует коллаж, изучает технические возможности фотографии, меняя масштаб изображенных объектов или применяя метод многократных экспозиций. Многочисленные наброски в альбоме эскизов подтверждают увлечение художника индустриальной тематикой, причем, прослеживается повторное использование тех или иных успешно найденных приемов и мотивов.

Надо признать, что плакатные композиции Клуциса в технике фотомонтажа стали мощным оружием политической агитации и пропаганды. В 1931 году художник опубликовал статью «Фотомонтаж как новый вид агитационного искусства», в которой писал о преимуществах метода в воздействии на массового зрителя: «Заменяя рисунок от руки фотографией, художник более правдиво, более жизненно, более понятно для масс изображает тот или иной момент. Смысл этой замены заключается в том, что фотоснимок не есть зарисовка зрительного факта, а точная его фиксация. Эта точность, документальность придают фотоснимку такую силу воздействия на зрителя, какого графическое изображение никогда достичь не может».16

Сегодня мы осознаем, что документальность, о которой говорит Клуцис, была фикцией, что с помощью реалистической формы создавался миф о светлом будущем советского человека в индустриально развитом государстве.

В контексте политических установок 1932 года, повлекших за собой отрицание авангарда и укрепление позиций реализма, в творчестве художника к середине 1930-х годов наметился перелом. Постепенно сокращаются заказы издательств, и Клуцис обращается к традиционным видам искусства. Поздние акварели и эскизы маслом Клуциса почти неизвестны широкому зрителю, но их количество в музейной коллекции составляет около 150 единиц. В те годы Клуцис возобновляет контакт с латышским культурно-просветительским обществом «Прометей»17 в Москве, по заданию которого посещает в 1936 году колхозы и советские ударные стройки в Днепропетровске, Харькове и других местах, где живут и работают латыши. Создаются пейзажи и серия портретов латышских рабочих-стахановцев.

Последним ярким событием в творчестве художника стала Всемирная выставка в Париже в 1937 году. Для павильона СССР он создал фотомонтажное панно «VIII Чрезвычайный Всесоюзный съезд Советов и Конституция СССР». После единственного в жизни художника путешествия за границу сохранились эскизы павильонов выставки и реалистически трактованные виды Парижа.

 

1 Доклад прозвучал на XVIII Международных Шагаловских чтениях в Витебске 16 июня 2008 г.

2 СВОМАС - Свободные художественные мастерские.

3 ВХУТЕМАС - Высшие художественно-технические мастерские.

4 «Октябрь» - Московское объединение революционно настроенных авангардных художников, фотографов, кинорежиссеров и архитекторов. Существовало с 1928 по 1932 гг.

5 Клуцис Г. Мастерская революции // Леф. 1924. № 1. С. 155-159.

6 Огинская Л. Густав Клуцис. М., 1981. С. 8.

7 Там же. С. 10.

8 Клуцис Г. Г. // Советские художники. Том 1. М., 1937. С. 116.

9 Там же.

10 Шатских А. Витебск. Жизнь искусства. 1917-1922. М., 2001. С. 105.

11 РГАЛИ, ф. 681, оп. 1, ед. хр. 1118, л. 3. Цит. по: Шатских А. Витебск. Жизнь искусства. 1917-1922. С. 139.

12 Шатских А. Витебск. Жизнь искусства. 1917-1922. С. 139.

13 Клуцис Г. Г. // Советские художники. Том 1. С. 116.

14 Огинская Л. Густав Клуцис - художник Ленинской темы // Декоративное искусство СССР. 1970. № 4. С. 36-41.

15 Огинская Л. Густав Клуцис. С. 74-75.

16 Клуцис Г. Фотомонтаж как новый вид агитационного искусства. // Изофронт. Классовая борьба на фронте пространственных искусств. Сборник статей объединения «Октябрь». Под ред. П. И. Новицкого. М.: Огиз-Изогиз, 1931. С. 120.

17 «Прометей» - латышское культурно-просветительское общество. Основано в Москве в 1924 г., ликвидировано решением советского правительства в 1937 г. Руководство и многие члены общества были арестованы.

 

Бюллетень Музея Марка Шагала. Выпуск 16-17. Витебск: Витебская областная типография, 2009. С. 51-56.

 

Иллюстрации:
1. Густав Клуцис. Фото 1915 г.

2-3. Г. Клуцис. Из серии открыток к Всесоюзной спартакиаде в Москве. 1928 г.

4. Г. Клуцис. "Рабочие и работницы, все на перевыборы Советов!". 1930 г.

5. Г. Клуцис. Набережная Сены. 1937 г.

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva