Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Владимир Каминский, режиссер-документалист (Санкт-Петербург)



 

 

Владимир Каминский, ученик выдающегося театрального мастера Анатолия Васильева, пришел в кинематографию в 2002 году, поставив до этого около полусотни спектаклей в театрах Санкт-Петербурга, Свердловска, Таллинна, Нижнего Тагила, Казахстана...

В сфере его интересов - современное искусство. Легендарному художнику-абстракционисту Е. Михнову-Войтенко посвящен фильм «Магнификат», уникальным петербургским мастерам-граверам по стеклу Владимиру Маковецкому и Елене Лаврищевой - «Заповедник». Снято много интересных, оригинальных режиссерских работ: документальных и короткометражных художественных фильмов. Некоторые из них были приобретены ведущими телеканалами Европы, в том числе "Антенн 2" (Франция), а также международной телекомпанией "Аль-Джазира".

На петербургском Международном фестивале экологических фильмов «Зеленый взгляд» специальным дипломом «За операторскую работу» был награжден фильм «Люди стекла», причем, номинация появилась на этом конкурсе благодаря участию Владимира Каминского.

Родину Шагала режиссер впервые посетил в декабре 2010 года в рамках творческих встреч «Диалоги о культуре». В Арт-центре Марка Шагала состоялся показ четырех его фильмов, имеющих отношение к различным выставочным проектам.

В Петербург Владимир уезжает с ощущением открытия нового для себя города.

- Первое, что бросается в глаза - Витебск чистый город. Уже сильное впечатление. У нас в России, к сожалению, грязь давит очень сильно, погружает в состояние стресса, или порождает привычку к ней. В России на улице перманентно агрессивная толпа, у вас я почувствовал спокойствие. Это дает возможность отдышаться. Город понравился.

А вот Шагаловский музей на Покровской улице не произвел впечатления аутентичности. Аккуратно собранные артефакты, не более. Души еврейского дома, к сожалению, не почувствовал. Евреи живут суматошно, а там чистенько, по музейному стерильно. Я не критикую, а говорю о своем восприятии. В доме Шагалов была лавка, торговали селедкой, которой, вероятно, пропахло все. Ароматы задних комнат, магазинчика, конечно, не воспроизвести (смеется), но внутренней экспрессии в экспозиции можно было бы достичь другими способами.

- Воображение художника может многое сделать. В свое время здесь Игорь Шадхан снимал фильм. Может, и Вы когда-нибудь захотите снять фильм, и тогда со стороны питерских документалистов мы получим еще один взгляд на Витебск...

- Может быть. Нужен заказчик и время для подготовки. Обычно на 13-минутный фильм уходит до полугода. А пока я только фотографировал. За полтора дня сделал 500 снимков, дай Бог, останется десять, можно будет сказать - не случайное попадание.

Для настоящей работы надо вжиться, всмотреться в объект, не столько насытиться исторической информацией, сколь ощутить, как движется здесь духовная материя, о чем думают и разговаривают люди. Тогда возникнет Идея.

- Вы увлекаетесь фотографией?

- Когда не делаю кино. Мне нужно видеть кадр. Снимаю классическим образом, не извращая ракурсов, не создавая искусственной игры цвета и света. Фиксирую то, что несет в себе отпечаток Времени, что реально необходимо для главного дела.

- Какова судьба Ваших фотографий?

- Из снятых 400 тысяч оставил около трех с половиной. Первая моя выставка состоялась летом (июль 2010 года - прим. авт.) в петербургской галерее «Квадрат». Просто появились люди, которым интересны мои снимки. Перед показом фотографий я волнуюсь сильнее, чем перед демонстрацией фильмов. Будут еще фотовыставки.

- На Ваш взгляд, что общего между фотографией и документальным кино?

И то, и другое закрепляет пространство во времени. Если фотограф честный, он пытается делать это объективно. Если документалист не ангажированный, то также честно его отражает, иногда стилистически это может выглядеть ненатурально, в каком-то «дзигавертовском духе». Хотя... все планы Дзиги Вертова естественны. Все дело в способе съемок и монтаже. Они могут быть разными.

- Что для Вас монтаж?

- Фильмы рождаются в монтаже. Должен появиться ребенок, он - будущее. Период монтажа всепоглощающ. Причем независимо от того, сколько времени потребовалось на съемки.

Есть проекты, которые я делал молниеносно. Например, «Дженау» (анклав на юге Узбекистана - прим. авт.). 10 одноминутных сюжетов - 10 маленьких эпосов. При монтаже каждый из них я повторил дважды, чтобы зритель успел осознать то, что видит. Было всего 12 дней на съемку. Смонтировал фильм и распечатал за 4 дня.

Удивительная история: одно из арабских племен в середине седьмого века было изгнано из Сирии, в Узбекистане не растворилось, сохранив чистые формы арабского языка. Петербургская «Кунсткамера» почти каждый год ездит в антропологические и этнографические экспедиции в Дженау. Я снимал там. Это проект ЮНЕСКО. Премьера состоялась в музее Вааприиккии в финском городе Тампере. Быстро сложенная работа имела успех. Это один вариант.

Но есть и другие - «Люди стекла», «Заповедник». Полгода съемок, 3-4 месяца на монтаж. Но в каждом случае принцип один - независимо от количества времени, отпущенного на создание фильма, монтаж должен быть филигранным.

- Вы не используете компьютерную графику в документальном кино. Это принципиальная позиция?

- Оператор должен снимать так, чтобы не требовалось никакой графической подработки. Никогда. Фильм переводится в компьютер, монтируется в нем, но без изменения структуры кадра. Технический прогресс привел кинематограф к разделению не жанровому, а мировоззренческому - либо ты в Природе вещей, либо «рисуешь» их подобие или нечто до тебя не существовавшее, а значит, создаешь некую новую реальность. Это что-то особенное, может быть даже кино. Если изготавливается компьютерная графика и компьютерные зрелища, им нужно давать отдельные номинации и отдельные Оскары. Также и в фотографии: либо «живые», либо сконструированные в «фотошопе»

- Вы работаете с одним оператором?

- В короткометражном художественном фильме «Мальчик» - один, в «Магнификате» - другой. Все остальные фильмы я снял сам. Почему?

Долго живя театром, я устал от разночтений материала с художниками-постановщиками. Из 30 спектаклей мне повезло в трех. Художники в основном думают, что их мысли настолько глобальны, что кроме декораций ничего не нужно. А в них еще должны существовать актеры. Возникает проблема: основную идею закладывает режиссер, а художник что-то совсем другое. А за все, как известно, отвечает режиссер.

Поэтому взялся за сценографию в своих спектаклях. В институте я прошел многолетний курс истории декорационного искусства, материаловедения, могу грамотно нарисовать пространственную идею...

Когда после съемок «Магнификата» несоответствие восприятия материала мной и оператором стало очевидным, вынужденно взял в руки камеру. Понял: на данном этапе не могу объяснить другому человеку, что мне нужно. Творческие несоответствия печальным образом проявляются во время монтажа. Монтажеры, с которыми я работаю, - братья Плаксины. Это легендарные люди, реальные киноакадемики, лучшие монтажеры и специалисты по спецэффектам не только в Питере, но и в стране. Работали на фильмах всех легендарных ленинградских режиссеров за последние тридцать лет. Общаются жестко и честно. Польза невероятная.

- Простите, Владимир, а из театра в кино Вы ушли по той причине, что больше не хотели «споров» с художниками?

- В кино тоже есть с кем спорить (смеется). Все случилось по-другому. Кино возникло само. Спустя 34 года театральной жизни я утратил ощущение необходимости театра для себя. Юрий Борисович Мамин пригласил меня постановщиком в проект одного из московских телеканалов. Он был автором общей идеи, но абсолютно не влиял на съемочный процесс. Так состоялся дебют - «Мальчик», короткометражный художественный фильм по собственному сценарию. Последовали и другие. Я очутился в неизведанном пространстве, где все оказалось предназначенным для меня, и оказался готов к нему. Это как попасть в другую страну и ахнуть - она твоя!

-Во всех Ваших фильмах отсутствует закадровый комментарий и «говорящие головы». Вы не доверяете людям?

Смотря каким. Предпочитаю лаконичных. Когда в театре ставил чеховскую «Чайку», впервые полноценно осознал, что такое - пауза. Их было 32. Пауза - это насыщенное существование. В паузе - особая тишина. Она говорит сама за себя.

Так и в кино. Порой не надо заставлять людей разговаривать в кадре, они могут соврать. Неосознанно. Не потому, что хотят этого, а потому, что, возможно, им хочется уйти от ответа или показаться умней, компетентней. Кадр должен нести столько информации, чтобы по нему, а не по чьим-то словам зритель понял или почувствовал смысл фильма. Картинка, музыка и тишина. И тогда то, что ты снимаешь, говорит само за себя.

- Тема проекта - итог Ваших собственных поисков или удачное совпадение авторского интереса и предложения извне? Какое место отводится в Ваших работах личности?

- Существуют заказчики, но не каждое предложение приемлемо. Когда у владельца коллекции великого художника Е. Михнова-Войтенко возникла потребность сделать фильм для выставки в галерее принца Альберта в Монако, я снял «Магнификат». Михнов - личность глобальная! Тему разрабатывал основательно, начиная с архива театрального института, где он учился у Николая Павловича Акимова, и заканчивая архивом ГБ. Там много интересного оказалось. Нашел жену, сестру, любовниц... Их нет на экране, но жизнь героя сопровождалась ими, и это понятно без слов. Главное в «Магнификате» - он сам. «Заповедник» - тоже о личностях.

У меня есть фильм «И создал Бог», мы сделали его вместе с Ириной Мамоновой (искусствовед И. Мамонова неоднократно принимала участие в Шагаловских чтениях - прим. авт.). Использовалась хроника, я единственный раз ввел в структуру проекта интервью - обратился к серьезным личностям, главам четырех петербургских конфессий (православие, ислам, буддизм, иудаизм) с вопросом об отношении их вероисповеданий к любви и свадьбе. Они продемонстрировали разные способы мышления, это были лидеры исторически антагоничные, но выводы их совпадали: без Любви невозможно жить.

- Ваши фильмы носят интерпретаторский характер?

- Этот термин подразумевает, что кто-то, чтобы проявить себя, должен навязать кому-то свою, специально сконструированную, точку зрения. Я стараюсь «вскрыть» предмет, показать его изнутри. Не надо вставать на котурны, декларировать свое «я». Можешь снимать - снимай. Получился фильм - значит, снял его человек с чувством ритма, темпа, понятием динамической композиции, у него есть идея, которую он не выпячивает сразу, на первый план.

Все мои фильмы авторские. Нужно пережить период любви к тому, что ты снимаешь. Это не интерпретация... Вот берут рыбу, разделывают ее, добавляют специи, жарят, т.е. «интерпретируют». Много таких блюд. Я предпочитаю не резать и не разделывать, а изучать «живых рыб», даже если они давно покинули нас. Наступает момент, и они сами начинают излагать себя. Сквозь время и на собственном языке. Мое дело адекватно донести его до зрителя. Самое потрясающее - такой способ изложения смысла точно и сильно проявляет тебя как самостоятельного художника!

- Как Вы находите идеи, темы? С этим всегда трудно.

Идейно-тематического голодания никогда не испытывал. Мысль провоцирует следующую... Проблем - до горизонта, и каждая требует собственного решения, необходимо снова и снова создавать новые способы их воплощения. Фильмы получаются не по одному лекалу. Разные.

- Документальное кино - по определению актуальное искусство...

- Какое? Репортажное? Оно - производное от действительности и зависит от нее, не самостоятельно и не обладает жанром. Поскольку жизнь не имеет жанра, то и репортажная документалистика не является искусством. Другое дело, что мы проявляем себя по-разному. Отмечаем что-либо как комическое, драматическое или трагическое... Но репортаж, как инструмент анализа сути, сиюминутен и поверхностен и зачастую лжив.

Иногда мне говорят: разве ты делаешь документальное кино? С одной стороны, да, а с другой то, что я делаю - это художественные фильмы без актеров. Мой фильм - фильм Образа. Никаких символов! Символ - статика, знак. Образ соткан динамикой собственного развития, что создает истинное напряжение. В каждом моем фильме присутствует движение Времени. Это самый Главный Герой. Это актуально?

Наталия Крупица,

Витебск, Беларусь

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva