Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Иоланта Селль, переводчица



С 6 по 8 сентября 2003 года в польском городе Люблине проходил фестиваль «Шагал в Люблине», в организации которого принимал участие Музей Марка Шагала. В Люблинском музее состоялось открытие выставки «В садах Эдема. Марк Шагал - библейские сцены» (литографии, офорты и акватинты из собрания Музея Марка Шагала в Витебске). К выставке были выпущены две книги: каталог, включающий все работы, представленные в Люблинском музее, и альбом-миниатюрка «Marc Chagall - artysta szczesliwy», в который вошли изображения избранных работ с выставки, старых открыток с видами Витебска, история любви Марка Шагала и Беллы, даты жизни и творчества художника. Кроме того, во время фестиваля состоялась презентация польского издания автобиографической книги Марка Шагала «Моя жизнь» (издательство IRSA. Краков, 2003).

 «Моя жизнь» вышла на польском языке в переводе Иоланты Селль - романистки, переводчицы, выпускницы Ягеллонского университета в Кракове и Французского Института, автора нескольких десятков переводов на польский язык произведений французской литературы. Ей же принадлежит перевод с французского автобиографической книги Беллы Шагал "Горящие свечи". Ниже мы публикуем  воспоминания Иоланты Селль  о дочери художника Иде Шагал.

 

 

Ида Шагал: о доброй волшебнице сердечное воспоминание

 

Счастливая судьба распорядилась так, что во время моего визита в Париж (а было это в семидесятые годы) на приеме у французских друзей я познакомилась с дочерью Марка Шагала.

Сразу установился теплый контакт, она пригласила меня к себе, и в старинном доме над Сеной, в его задушевной атмосфере мне дано было увидеть "Скрипача на крыше", "Ворота кладбища" и портреты Беллы, среди них особенно глубоко волнующую картину "В темноте", созданную уже после внезапной смерти любимой жены и музы художника.

Во время того первого визита на Quai de l'Horloge я еще не знала, что Белла написала "Горящие свечи" - книгу воспоминаний о детстве и молодости, в которой она своими литературными образами наделила особым смыслом родной город. Она начала ее писать в конце тридцатых годов и, хотя хорошо знала французский язык, пользовалась языком идиш, может быть, для того, чтобы придать тексту аутентичность и подчеркнуть свою принадлежность к еврейскому народу ввиду угрозы нарастающей в Европе волны фашизма (достаточно вспомнить, что в 1937 г. в Германии уже жгли картины Шагала как образцы дегенеративного искусства).

Ида, которая поддерживала культ своей матери, после войны вместе с отцом перевела дорогую ей книгу на французский, и с этого языка я сделала перевод на польский. "Горящие свечи"- тот необычный, лирический комментарий к картинам Шагала, который приблизил меня к творчеству художника, а для Иды тот факт, что книга вышла в Польше (1), ближе к России (где до сегодняшнего дня ее еще не издали) (2), доставил неописуемую радость. У меня хранятся письма, которыми мы обменивались на протяжении трех лет (ибо так долго тянулся тогда процесс издания книги). В последних она благодарит меня за первый терпеливо ожидаемый ею экземпляр "Горящих свечей" и пишет: "Я так счастлива, счастлива, просто нет слов".

Ида Шагал была доброй волшебницей для своих родителей. Во время войны она смогла почти в последнюю минуту отправить их в Америку, а ей самой просто чудом удалось перевезти в другое полушарие все картины Марка Шагала.

В эмиграции - это менее известный эпизод биографии - она была ассистенткой отца при выполнении декораций и костюмов к "Жар-птице" Игоря Стравинского.

После войны она подготовила возвращение Шагала во Францию, и ее роль в повторном прославлении художника была решающей. В мастерскую в Оржевале она привела маршана, владельца нескольких галерей Эме Мегта, который, осматривая гуаши, созданные в Штатах и Мексике, был поражен их блеском. Мегт, основатель фонда, действующего в Сен-Поль-де-Вансе, презентующего вместе с Шагалом и других художников, навсегда останется благодарен Иде за эту встречу, и тем будет положено начало их крепкой и глубокой дружбе.

Символом огромной любви обоих родителей к дочери является прекрасный "Двойной портрет с бокалом вина": над влюбленной парой взлетает ангел - образ маленькой Иды. Это произведение Марк Шагал подарил парижскому Музею современного искусства на его открытии в 1947 г. Именно этому музею Ида останется верна до конца жизни, передав ему другие сокровища художника, заботясь о том, чтобы уникальная коллекция не оказалась рассеянной.

Когда я встречалась с Идой Шагал, организатором стольких отцовских выставок, сопровождала ее на вернисажах и театральных спектаклях, я с каждым разом все чаще думала о выставке в Польше. Хотя бы потому, что вспоминала, как несколько лет назад в варшавской "Zachecie" молодежь становилась в очередь к "Наезднице" - единственной представленной тогда картине Шагала.

Но кто же мог меня поддержать в реализации этого, казалось, сумасшедшего замысла? Разве что одна известная мне добрая волшебница...

Дружба, которая соединяла меня с Идой, открыла мне уже после ее смерти дорогу к ее дочери Мерет Мейер-Грабер. В 1996 г. я начала с ней переписываться, а в мае того же года состоялась наша встреча в резиденции фонда "Indivision Ida Chagall", или в бывшей квартире ее матери в Париже. И, собственно, там родилась идея организации выставки в Национальном музее в Кракове в 1997 г.

А раньше, в 1992 г., исполнилась мечта Иды о том, чтобы работы ее отца попали в родной город. В отстроенном Витебске (город был сравнен с землей в годы последней войны) была организована выставка семидесяти литографий, подаренных местному музею Мерет Мейер-Грабер (3), которая с таким увлечением продолжает дело своей матери, служа Марку Шагалу. 

Наше знание о Мастере обогатится его автобиографией "Моя жизнь", которая вышла в издательстве "IRSA" (также в моем переводе). Несколько лет назад я получила оригинал от Иды с подчеркнутыми ею фрагментами о парижском небе, которое она так любила, и не могла быть более благодарна счастливой судьбе. Я хотела бы, чтобы эти мои сердечные воспоминания стали скромным "hommage" (4) ее памяти.

 

Иоланта Селль.

Marc Chagall - artysta szczesliwy. Lublin, 2003.

Перевод с польского Людмилы Хмельницкой.

 

1. Chagall B. Plonace swiece / przel. [z fr.] Jolanta Sell; rys. Marc Chagall. Krakow: Wydaw. Literackie, 1978.

2. Иоланта Селль ошибается, книга Беллы Шагал "Горящие огни" в переводе Н. Мавлевич с французского на русский язык  вышла в Москве в издательстве "Текст" в 2001 году - ред.

3. Иоланта Селль, к сожалению, располагала неточной информацией: выставка, о которой идет речь, состоялась в Музее Марка Шагала только в 2002 году - ред.

4. Hommage (франц.) - посвящение, дань уважения - ред.

 

Бюллетень Музея Марка Шагала. № 1 (11)'2004. С. 4.

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva