Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Аркадий Зельцер. Малоизвестные материалы о Шагале и Пэне



Малоизвестные материалы о Шагале и Пэне

 

В послереволюционный витебский период жизни (1918-1920 гг.) Шагал неоднократно публиковал статьи на темы искусства на русском языке. Вместе с тем, пока не удалось обнаружить относившихся к этому периоду его статей в прессе на идиш. После отъезда из Витебска летом 1920 г. и погружения в «еврейские рамки» (преподавание в еврейской колонии в Малаховке, работа над декорациями в Госекте, статья и обложка в «Штроме»), отношение художника к публикациям на идиш изменилось. Среди прочего были опубликованы небольшая статья и письмо Шагала, касавшиеся его учителя Иегуды Пэна. Так, в «Дер Эмес», выходившем в Москве, центральном органе евсекции (отделение Агитпропа, занимавшееся коммунистической пропагандой на идиш среди еврейского населения), в виде статьи было помещено поздравление Пэну в связи с 25-летием творческой деятельности художника в Витебске (Mark Shagal. Der kinstler I.M. Pen. Der Emes. 16.9.1921). В большой мере оно повторяет другое аналогичное поздравление, неоднократно публиковавшееся в последние годы, и хранящееся в Государственном архиве Витебской области. Предназначение приведенного ниже текста для широкой аудитории побудило Шагала указать на свои расхождения с Пэном в вопросах искусства, дав понять, что картины того хороши как иллюстрация к истории евреев, но не как самоценное художественное явление. И все же Шагал посчитал своим долгом привлечь внимание широкой аудитории к фигуре своего учителя. 

 

«Художник Ю.М.Пэн.

Пресса в последнее время мало уделяет внимания вопросам культуры в чистом виде, особенно в такой «небоевой» области как искусство. И все же я хотел бы сказать несколько слов об одном еврейском труженике-художнике.

 Уже 25 лет в еврейском городе Витебске работает скромно и упорно еврейский художник. С одной стороны он воспитывает в своей начальной школе-мастерской десятки юных будущих художников и при этом  также воспитывает  вкус у окружающей массы. С другой стороны он творит и сам, насколько может, собственные работы, некоторые из которых должны будут, пожалуй, занять место в историческом отделе будущего еврейского музея, если таковой когда-нибудь будет, наконец, создан.

Ю.М.Пэн - художник-реалист старой школы, ученик старой русской академии. Но в его творчестве много чисто еврейского. Первым в Витебске Ю.М.Пэн начал воспитывать в юном поколении любовь и преданность искусству, чего никому из тех юных художников не удалось избежать. Он был и моим первым учителем. Это все не помешало многим из его учеников следовать другим художественным направлениям и остаться при этом хорошими друзьями со своим учителем.

Его художественная мастерская завешена с пола до потолка его работами, он сам - за мольбертом, с уже ослабшим зрением, - картина и трогательная, и вызывающая большое уважение. Не оценить упомянутые его заслуги нельзя, и я считаю, что о таком труженике культуры, о таком своеобразном пролетарии должна знать и еврейская пролетарская масса.

Сейчас в Витебске открылась выставка его работ. Я поздравляю моего первого учителя, честного творца-художника Ю.М.Пэна с 25-летием его деятельности в Витебске, и надеюсь, что поздравлю его не только я один.

Марк Шагал.

От редакции: Редакция «Эмес» поздравляет художника И.Пэна с 25-летним юбилеем его творчества в области культуры в одном из самых крупных рабочих центров РСФСР - в Витебске».

 

Еще одно письмо Шагала о Пэне, посланное в редакцию газеты витебской евсекции «Дер Ройтер штерн», было опубликовано в 1923 г., когда художник уже был в Берлине (Bay di yidishe kinstler in Vitebsk. Der Royter shtern. 20.1.1923). В нем Шагал предложил назначить Пэна на должность директора Витебского художественного института.

Шагал писал следующее (в газете говорится, что приводятся выдержки из этого письма):

 

«Я должен сейчас напомнить и заострить внимание моих витебских земляков (я пишу об этом также в Москву), что среди вас находится один из старейших наших художников Ю.М.Пэн, тот единственный, который заслужил получить должность руководителя Витебской художественной школы. Мы можем с ним расходиться во взглядах на искусство, но в связи с этим я должен воскликнуть: если вы, витебские культурные деятели, не воздадите должного внимания художнику Пэну и его колоссальным заслугам перед искусством, это приведет к тому, что вам потом будет стыдно за такую холодность и небрежность...

Это моя просьба, как витеблянина. Хотя и живу я сейчас из-за творческих обстоятельств за границей, но духовно я связан с моим родным городом.

Мою просьбу поддерживают также знаменитые скульпторы из Парижа Мещанинов и Цадкин (урожденные витебляне), которые также были учениками Ю.Пэна.

Ю.М.Пэн должен быть назначен руководителем художественной школы, и это будет большое приобретение для самой школы и достойная награда для художника Ю.М.Пэна за его многолетнюю плодотворную творческую работу. Мы убеждены, что наша просьба будет удовлетворена.

Марк Шагал.

Берлин».

 

Пэн так и не был назначен директором Витебского художественно-практического института, хотя к этому  времени большинство наиболее известных сподвижников Малевича уже покинули Витебск. Директором стал Иван Гаврис, а Пэн оставался  в нем преподавателем, пока в том же 1923 г., после реорганизации института в техникум и острого конфликта с его новым руководителем Михаилом Керзиным, не вышел на пенсию.

 

Аркадий Зельцер,

Иерусалим, Израиль.

Бюллетень Музея Марка Шагала. № 1 (9). 2003. С. 21-22.

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva