Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Белла Мейер, внучка Марка Шагала



Одна из внучек Марка Шагала Белла Мейер сейчас живет в Нью-Йорке. В июле 1997 года она приезжала в Витебск на открытие Дома-музея своего великого деда. Ниже мы помещаем ее предисловие к польскому изданию автобиографии М. Шагала «Моя жизнь», которая вышла в Кракове в издательстве «IRSA»  в 2003 году.

 

Белла Мейер: фантастические истории моего дедушки

 

 

 

 

Когда мы детьми приходили на целый день к Шагалу, всегда заставали его в мастерской, где он рисовал, сидя перед большим мольбертом. Что это была за радость видеть его, собирающегося грунтовать полотно и творящего новое произведение с такой силой и страстью! Однако, когда он поворачивался к нам, своим внукам, то спрашивал с волнением и некой робостью, что слышно в школе, как идет наша жизнь. Я любила, когда он брал мою маленькую ручку и с большой нежностью гладил пальчики. Он хотел указать нам дорогу в жизни, которую мы должны были выбрать, и, может быть, поэтому начинал нам рассказывать о своем детстве, о молодости в России, а чаще всего - о нашей бабушке Белле. Он говорил о ней с такой любовью и с таким обожанием, что, несмотря на то, что она умерла слишком рано в 1944 году, мы ощущали ее присутствие каждый день. Дедушка рассказывал нам фантастические истории о своем родном городе, о своих родителях, о сестрах и брате. Когда мы уже немного подросли, он так же делился с нами своими воспоминаниями о временах, когда был студентом и молодым художником; он вспоминал военное время и надежду на новую художественную свободу, которую вначале принесла с собой революция. Может быть, поэтому его глубокую грусть пробуждала жестокость нашего мира.

Я слушала его, и истории, которые он рассказывал, представлялись мне волшебными сказками. Язык его был сочным, образным, полным фантазии; слова складывались в стихи, как облака на небе. Казалось, что каждое сказанное дедушкой слово отрывается от его картин, где дремало в красочных пластах, жило в укрытии уже давно.

Мы находим эти рассказы на страницах "Моей жизни", написанной с той же страстью и любовью, что и живописные произведения. В последней части своей автобиографии дедушка писал: "Эти страницы имеют то же самое значение, что и нарисованное красками. Если бы в моих картинах был тайник, я мог бы их туда сунуть..." Каждое слово, каждая картина, каждое воспоминание вызывает в уме танцующие силуэты с его полотен. Все они рождаются и достаются из глубины сердца. Они являются свидетельством даже самых незначительных с виду наблюдений, которые он делал в своем окружении. Кажется, что автор присвоил себе истории и использовал их как фон для своих собственных, личных, наиболее интимных воспоминаний. Реальность и сон соединились вместе.

Марк Шагал начал писать первые разделы "Моей жизни" во время своего первого пребывания в Париже в 1911-1914 годах. Однако большая часть книги была создана в то время, когда молодой Шагал работал в Петрограде, в военном бюро своего шурина Якова Розенфельда между 1915 и 1916 годами. Вероятнее всего, его интерес к этому инспирировали русские поэты, с которыми он тогда дружил. Идея написать автобиографию в таком молодом возрасте могла родиться также благодаря аналогичным формам выражения, которые были свойственны его современникам.

В 1923 году, после окончательного отъезда из родной России, когда Шагал и Белла вместе с маленькой Идой оказались в Берлине, их встретил воодушевленный прием со стороны читателей фрагментов "Моей жизни". Поль Кассирер захотел опубликовать текст полностью, но перевод оказался очень трудным. Тогда издатель склонил художника к тому, чтобы он создал иллюстрации к книге, которые были изданы как серия из двадцати офортов, созданных Шагалом в сотрудничестве с Германом Штруком. Медная плита стала основным орудием труда молодого художника. Увлеченный разнообразными возможностями новой для него техники, Шагал в последующие годы создал много гравированных иллюстраций к художественным произведениям по заказу Амбруаза Воллара, парижского издателя и маршана.

Только в 1931 году вышло первое издание "Моей жизни", однако оно было иллюстрировано не выполненными в Берлине для Кассирера офортами, а многочисленными рисунками более интимного, нежели офорты, характера, которые были созданы во время первого пребывания художника в Париже и в годы Первой мировой войны в России. Остальные рисунки - как, например, помещенный на обложке первого издания 1931 года "перекошенный" автопортрет "la grimace" - были созданы в более позднее, нежели пребывание в Берлине, время.

Перевод выполнила Белла, которая, сидя вместе с ним в мастерской, подсказывала Шагалу наиболее подходящие французские корреляции для почти каждого русского выражения. Он только ей доверял, верил, что она сможет схватить смысл каждого слова. Только она также лучше всех понимала его живопись. Шагал когда-то сам вспоминал, что никогда не кончал ни одной картины без ее одобрения.

"Моя жизнь" - это свидетельство любви, это история, переданная рассказчиком, наделенным любознательностью и воображением, приближающим историческую реальность к личной и интимной сферам художника. Это выражается как словами, с необыкновенным старанием подобранными Марком Шагалом, так и прекрасной свободой штриха изящных рисунков. Эти страницы написаны и иллюстрированы для тех, кого дедушка любил: для его жены, дочери, родителей, для всех, кто его окружал, но также и для тех, кем - благодаря этой книге - хотел быть лучше понятым.

Я рада, что благодаря переводу нашей подруги Иоланты Селль теперь и польские читатели смогут окунуться в этот красочный, необычный мир нашего дедушки, полный поэзии и юмора. Потому что в наше время, как никогда, разве мы не ощущаем этой идущей из сердца потребности стремиться к покою и взаимной любви, которая была так дорога для Марка Шагала?

 

Белла Мейер, Нью-Йорк, 2002.

Marc Chagall. Moje zycie /.

Przelozyla Jolanta Sell. Krakоw: IRSA, 2003. S.7-9.

Перевод с польского Людмилы Хмельницкой.

Бюллетень Музея Марка Шагала. № 1 (11). 2004. С. 5.

 

На фото: Белла Мейер на пресс-конференции перед открытием выставки работ Марка Шагала в Витебске. 5 июля 1997 года. Фото Михаила Шмерлинга. 

 

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva