Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Людмила Хмельницкая. Новые сведения к биографии Теи Брахман



Новые сведения к биографии Теи Брахман

Тея Брахман была подругой Беллы Розенфельд,с которой в Витебске училась в одном классе Мариинской гимназии. Тея родилась в семье врача, у которого было еще три сына. Доктор Брахман работал помощником в аптеке Красного Креста, расположенной в третьей части города на углу Вокзальной и Нижне-Петровской улиц (Адресная и справочная книга г.Витебска. Витебск, 1907. С.145). Марка Шагала с Теей Брахман познакомил его витебский приятель Виктор Меклер.

По словам Франца Мейера, Тея была достаточно современной молодой девушкой, "во имя искусства" перешагнувшей запреты буржуазного общества. Во время своей учебы в Санкт-Петербурге, где учился также и Шагал, она несколько раз позировала ему обнаженной (Meyer Fr. Marc Chagall. Paris, 1995. P.43). Встреча с умной и образованной Теей Брахман произвела в жизни Шагала, по его собственному признанию, настоящий переворот. Благодаря ей, а также Виктору Меклеру начинающий художник вошел в круг молодой интеллигенции, увлеченной искусством и поэзией.

Осенью 1909 г. во время пребывания в Витебске Тея Брахман познакомила Марка Шагала со своей подругой Беллой Розенфельд, которая в то время училась в одном из самых лучших учебных заведений для девушек - школе Герье в Москве. Эта встреча оказалась решающей в судьбе художника. "С ней, не с Теей, а с ней должен быть я - вдруг озаряет меня! Она молчит, я тоже. Она смотрит - о, ее глаза! - я тоже. Как будто мы давным-давно знакомы и она знает обо мне все: мое детство, мою теперешнюю жизнь и что со мной будет; как будто всегда наблюдала за мной, была где-то рядом, хотя я видел ее в первый раз. И я понял: это моя жена. На бледном лице сияют глаза. Большие, выпуклые, черные! Это мои глаза, моя душа. Тея вмиг стала мне чужой и безразличной. Я вошел в новый дом, и он стал моим навсегда", - писал Шагал позднее в автобиографической книге "Моя жизнь" (Шагал М. Моя жизнь. М., 1994. С.76-77). В 1915 году Марк и Белла поженились.

О дальнейшей судьбе Теи Брахман в шагаловедческой литературе никаких сведений не встречается. В Государственном архиве Витебской области недавно удалось найти документы, проливающие свет на ее деятельность в Витебске в первые послереволюционные годы.

В активную общественную жизнь Тея Брахман включилась в декабре 1918 года. В только что созданном в Витебске Пролетарском Университете она начала читать лекции, была руководителем семинара и исполняла обязанности секретаря. Позднее она перешла на должность инструктора внешкольного подотдела Витгубнаробраза и инструктора подотдела искусств по музейному строительству. Как отмечается в архивном документе, "в то же время она продолжала вести лекционную и преподавательскую работу в вечерних школах для взрослых, в музыкальных школах и в кружках, читая курс по истории литературы и русской общественности, и лекционный курс по устному русскому народному творчеству" (ГАВО, ф.1947, оп.1, д.3, л.239-239 об.).

Будучи с октября 1919 г. по декабрь 1920 г. инструктором музейной секции при подотделе искусств, Тея Брахман занималась "работой по инвентаризации и классификации коллекций Художественно-археологического Губмузея и музея Федоровича" (ГАВО, ф.1947, оп.1, д.3, л.241).

В январе 1920 г. в Витебске была создана губернская Комиссия по охране памятников старины и искусства, которую возглавил Александр Ромм. На должность секретаря Комиссии была приглашена Тея Брахман (ГАВО, ф.1947, оп.1, д.3, л.146), которая занималась не только ведением ее документации, но и участвовала в решении различных вопросов музейного строительства.

Интенсивная и разнообразная общественная деятельность Теи Брахман в Витебске заканчивается в конце декабря 1920 г. с ее отъездом "в Москву в распоряжение Наркомпроса" (ГАВО, ф.1947, оп.1, д.3, л.237). В начале июня 1921 г. в Комиссию по охране памятников старины и искусства она прислала письмо "о возможности получения коллекции фарфора для Витгубмузея, (...) отпускаемого Московским Музейным фондом" (ГАВО, ф.1947, оп.1, д.5, л.26). На заседании Комиссии 26 октября 1921 г. рассматривался вопрос "о получении из Москвы фарфора в количестве 55 вещей" (ГАВО, ф.1947, оп.1, д.5, л.51). Возможно, что это была как раз коллекция, полученная из столицы при посредничестве Теи Брахман.

К сожалению, о дальнейшей судьбе этой женщины, о ее деятельности в Москве, а также отношениях с семьей Шагалов ничего не известно.

Людмила Хмельницкая.

Бюллетень Музея Марка Шагала. № 2. 2000. С. 5.

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva