Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Виктор Голосов. Киддуш и бытование ритуальных стаканов на территории Беларуси



Виктор Голосов. Киддуш и бытование

ритуальных стаканов на территории Беларуси

 

Сложность поиска и атрибуции предметов иудаики заключается в том, что государственные музеи СССР практически не занимались сбором материалов по еврейской тематике, и большая часть дошедших до наших дней предметов сохранилась лишь в частных собраниях. Коллекционирование предметов иудаики всегда сопровождалось большими проблемами. Причинами этого были, во-первых, государственная политика СССР, при которой любой интерес к национальной культуре рассматривался как проявление национализма, в данном случае, космополитизма и сионизма. Во-вторых, большие разрушения принесла Великая Отечественная война, когда уничтожались не только люди, но и предметы. Владение вещами с еврейской символикой вело к прямому отождествлению с народом и было равносильно подписанию себе смертного приговора. В-третьих, массовый исход евреев из СССР привел к тому, что часть предметов была вывезена за пределы страны, а часть просто затерялась при смене владельца, с которым их связывала историческая, религиозная и семейная память. И, наверно, самый большой вред сохранению национальных корней принес государственный атеизм - сознательный отход не только от Б-га, но и корней нации, ибо религия всегда являлась хранительницей национальных обычаев, культуры и языка. Именно религия консолидировала еврейский народ, давала возможность пронести национальную идею сквозь века и стала тем стержнем, на котором было воссоздано национальное государство Израиль.

Закрытие хедеров, талмуд-тор, ешиботов и синагог в СССР сделало то, что не мог сделать государственный антисемитизм императорской России - еврейский народ потерял национальную память. Но волей Творца сохранилось значительное количество предметов иудаики, на основании которых можно хотя бы частично восстановить историю народа и образ его жизни на земле Беларуси.

Среди дошедших до нас памятников иудаики видное место занимают ритуальные предметы: субботние подсвечники, бсамимы (вместилища для благовоний), шкатулки для хранения этрога, пасхальные блюда и тарелки, а также обрядовые кубки, бокалы, стаканы и стопки.

Из ритуальных предметов в наибольшей степени сохранились обрядовые стаканы. В жизни еврейского народа они всегда занимали важное место, являясь своеобразным связующим звеном между Б-гом и избранным им народом.

Ритуальные бокалы известны с древнейших времен. В основном, они изготавливались из серебра - любимого металла еврейских ювелиров. Традиции использования серебра в ювелирном производстве восходят к глубокой древности. В библейские времена серебро встречалось довольно редко и ценилось очень дорого. Легкость в обработке, пластичность, цвет, структура металла - все это позволяло изготавливать из серебра настоящие шедевры ювелирного искусства.

Каждая еврейская семья, независимо от благосостояния, должна была иметь серебряный бокал для Киддуша. Суббота и другие праздники должны были быть торжественно освящены в момент их наступления. Хозяин дома нараспев произносил молитву - киддуш, держа в руках бокал с вином (в случае отсутствия вина - с другим напитком, исключая обыкновенную воду). Затем глава семейства отпивал несколько глотков и передавал бокал с вином членам семьи и гостям дома - так начинались праздники. Переход же от субботы и праздников к будням, согласно талмудическому правилу, сопровождался особым актом - формальным окончанием праздника. Этому служила Габдала - молитва, сопровождавшая переход к будням. При вечерней молитве произносилось славословие над бокалом и окропление скатерти вином Габдалы. Таким образом молящиеся рассчитывали на благополучие в течение наступающей недели.

Ритуальные бокалы занимали очень важное место в жизни людей, через них каждый совершал ритуал общения с Б-гом. Обрядовые бокалы и стаканы были разные: большие и маленькие, высокие и низкие, богато украшенные и с простым орнаментом. Однако всех их объединяло одно - они служили символом единения избранного народа с Творцом. Многовековая традиция выработала свои определенные каноны  в изготовлении этих предметов. Однако традиции мест проживания евреев также вписались в рисунок и форму ритуальных вещей. Еврейские ювелиры и ремесленники перенимали все лучшее, что можно было взять из местных традиций и у мастеров. То же происходило и с местными мастерами, которые использовали новые для себя способы изготовления предметов, новые формы и орнаментацию, которые приносились еврейскими мастерами. Происходило взаимное обогащение культур, традиций, обрядов.

В Беларуси, традиционном месте расселения евреев, издавна работали ювелиры и другие ремесленники. В частности, в Витебске по ревизии кагала 1811 года было 35 золотых, серебряных и медных дел мастеров. В XIX веке в Витебской губернии среди занятий еврейского населения выделялось ювелирное дело и изготовление предметов культа. По переписи 1897 года им самостоятельно занималось 196 человек и 311 членов их семей.

К сожалению, установить предметы, изготовленные в Витебске, практически невозможно. В основном это были неклейменые предметы, так как их изготовители не состояли в цехах и не имели права ставить свои клейма. Часть предметов отсылалась в Петербург, Москву и Вильно, где через других мастеров поступала в пробирный надзор. Возвращались эти изделия уже с клеймами, пробой, местом клеймирования и инициалами тех мастеров, что представляли их в пробирный надзор как продукцию своей мастерской или фабрики.

Если до XIX века основным поставщиком ритуальных предметов для Беларуси была Германия, то в XIX веке подключаются такие ювелирные центры Российской империи, как Москва и Петербург. Если московские мастера активно участвуют в изготовлении ритуальных предметов, то среди изделий петербургских ювелиров они занимают весьма скромное место, так как мастера северной столицы были заняты в основном обслуживанием императорского двора, аристократии и высшего чиновничества. При этом русские ювелиры выполняли заказы в соответствии с традициями еврейского народа.

В Беларуси и Литве часто употреблялись маленькие, почти цилиндрической формы стопки, на которых гравировались орнаменты, пейзажи, строения. При выполнении заказа учитывалось и материальное положение покупателя. Самые простые и дешевые стаканчики изготавливались местными мастерами и не клеймировались. Это были незатейливые изделия с простейшим рисунком, чаще с геометрическим орнаментом. Затем следовали более проработанные стопки с растительным орнаментом, где иногда оставляли место для гравировки. Наиболее близкими к традиции были стаканы с изображением архитектурных пейзажей Палестины и Иерусалима, напоминавшие об исторической Родине. В действительности, эти изображения часто даже отдаленно не напоминали реальные пейзажи, так как мастера, никогда не видевшие далекой прародины, свои представления об архитектуре земли отцов черпали из окружающей среды. В качестве «натуры» им часто служили самые старые и высокие постройки города или местечка. Поэтому несмотря на весьма отдаленное сходство с «оригиналом», а то и вовсе без него, в народной памяти они фиксировались как свои, родные. Эти ритуальные стаканы представляют наиболее интересную часть культурного наследия. Самыми же дорогими и редкими являются бокалы и стаканы с надписями. Все они делались индивидуально, на заказ. Квадратный ивритский шрифт был чрезвычайно декоративен, и эти надписи придавали кубкам, бокалам и стаканам особую художественную ценность.

Предметы религиозного культа, по традиции, обыкновенно приносились в дар вступающим в брак родителями или родственниками и затем передавались из поколения в поколение как величайшая семейная реликвия.

На выставке «Марк Шагал и еврейская культура» представлены праздничные и субботние бокалы, стаканы и стопы XIX - начала XX веков, которые бытовали в семьях жителей Витебска и его окрестностей (Речь идет о выставке «Марк Шагал и еврейская культура», которая проходила в Музее Марка Шагала с июля по декабрь 1999 г. - ред.). Они передавались из поколения в поколение и по разным причинам оказались в данном собрании. Эти праздничные стаканы были изготовлены в серебряных дел заведениях и ювелирных мастерских Москвы таких известных мастеров, как М.Дмитриев, П.Дмитриев, Ф.Иванов, М.Карпинский, П.Кошелев и др. Изделия этих ювелиров представлены в ряде музеев России, Беларуси, Украины, а также в частных собраниях. Среди них следует выделить работы из мастерской ювелира И.Распопова (бокал, стопа), чьи изделия были отмечены бронзовой медалью на всемирной выставке в Париже в 1889 году.

Среди обрядовых стаканов есть те, что прошли московский пробирный надзор, но проставленные на них данные мастера не фигурируют среди московских ювелиров. В частности, на выставке представлена интересная стопка (Москва, 1875 г., мастер неизвестен), украшенная гравированным растительным орнаментом, который обрамляет два овальных медальона с изображениями видов Иерусалима. Значимость этой стопки подчеркивается применением одного из видов декоративной отделки ювелирных изделий - чернения. Вполне возможно, что это - работа белорусских, в частности, витебских мастеров, которая была послана для обязательного клеймирования в центр пробирного надзора. Эта проблема практически не изучалась и еще ждет своего исследователя.

Особое внимание следует обратить на праздничный стакан, изготовленный в Германии в конце XVIII века. Необычная форма изделия и гравировка придают ему строгость и неповторимость. На редких подарочных экземплярах обрядовых стаканов гравировались фрагменты молитв, изречения, пожелания или фамилии владельцев.

Разные по художественному достоинству, исторической ценности и материальной стоимости, ритуальные стаканы выражают стойкость народа, его непоколебимую веру и уверенность в своем будущем: "В следующем году - в Иерусалиме".  

 

Шагаловский сборник. Вып. 2. Материалы VI-IX Шагаловских чтений в Витебске (1996-1999). Витебск, 2004. С. 19-21.

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva